Трибунал

В четверг за ужином жена Василия Кондратыча и говорит ему:

— Ксения пропала.

— Что-то не заметил я праздничных гуляний по этому поводу – ни тебе музыки во дворе, ни хороводов, ни салюта. Или народ не в курсе? – откликнулся дед.

— Тебе бы всё шутки шутить. А вот был человек, и нету.

Тут надо пояснить ситуацию. Во дворе их многоквартирного дома у дверей каждого из подъездов стояло по лавочке. Дети по ним возили свои машинки, хозяйки, возвращаясь с покупками домой, могли поставить здесь тяжёлые сумки, чтобы перевести дух перед подъёмом на свой этаж, летними вечерами скамейки оккупировала молодёжь.

Но основными пользователями скамеек были местные бабки. Жильцы дома окрестили этот разномастный коллектив трибуналом. Состав трибунала постоянным не был – кто-то из его членов периодически был занят внуками, кто-то болел, а кто – уходил в мир иной, Царствие им Небесное.

Единственной стабильной на протяжении многих лет составляющей этого судилища, его ветераном, его стержнем и лидером, была хозяйка двухкомнатной квартиры со второго подъезда — злая долговязая старуха Ксения, годы над которой были не властны. Среди товарок она пользовалась непререкаемым авторитетом и совмещала здесь должности судьи и прокурора. Люди, проходившие в подъезд мимо скамейки, на которой среди прочих возвышалась Ксения, втягивали голову в плечи, еле слышно здоровались и пытались незаметно прошмыгнуть в двери парадной. Трибунал при этом угрожающе замолкал, а осуждающий взгляд его председателя прожигал жертву между лопаток насквозь — только что дыма не было.

За глаза доставалось всем. Кто-то удостаивался звания забулдыги, кто – цацы. А ещё жили в доме хулиганьё, бездельники, кобели, стяжатели, засранки и, само собой, проститутки. Жители откровенно побаивались Ксении. Да что там рядовые жители, доставалось от неё и своим. Как-то попало и жене Кондратыча за то, что она раз попыталась взять на себя роль адвоката, усомнившись, что в подъезде нассал кутюрье-пидорас из семнадцатой квартиры. Всем хорошенькой хочешь быть? – прошипела тогда Ксения.

И вот она пропала.

В среде членов трибунала возникли подозрения, что к делу пропажи бабушки причастен внук, который, по её словам, спит и видит, как отхватить у неё квартиру. Жена Кондратыча накануне пропажи видела в окно, как этот внук с двумя головорезами поздно вечером выносили из второго подъезда и грузили в машину что-то тяжёлое, завёрнутое в ковёр. Убили! – решила она и поделилась подозрениями с остальными. С утра следственная группа под предводительством жены Кондратыча, надев очки, искала кровь на лестнице, не нашла. Судя по пыли, лестницу не мыли давно. Стало быть, удавили рабу божью душегубы.

— Ты совсем свихнёшься со своими сериалами, — возмутился дед, — знаю я её внука, вежливый такой, всякий раз поприветствует, здоровьем поинтересуется. Он в автосервисе работает электриком. Клиенты и начальство на него не нарадуются. Да он и мухи не обидит. Бездомную собаку, видел, подкармливает, жалеет. Это ж надо такое выдумать!

— Ты прям как дитё малое, — стояла на своём жена, — или не помнишь ту историю? В прошлом году по телеку показывали. Тоже хороший, вежливый мальчик, со всеми здоровался. Маньяком оказался.

Короче говоря, составили старухи письмо от имени жильцов с подробным описанием мотива преступления, убийства и вывоза тела на автомашине с таким-то государственным номером. Написали и отправили куда следует.

Там не сразу, правда, но разобрались. Оказалось, Ксения, никого не предупредив, укатила к захворавшей сестре, что жила в другом городе, а ключ оставила внуку – кота кормить да столетник поливать. А тот, добрая душа, смотал после работы с приятелями палас, половики и ковёр, чтобы следующим днём отвезти всё в химчистку. Отвёз, сердешный. Два дня бедолагу мурыжили.

С того случая парень с соседями бабушки больше не здоровается, морду воротит. Это ужас, какая невоспитанная молодёжь пошла!

Запись опубликована в рубрике Проза. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *