О приоритетах

Тут как-то президент Белоруссии сообщил о перехваченном его спецслужбами телефонном разговоре между абонентами из Варшавы и Берлина.

Сообщению особого внимания не уделили — при современном развитии ИТ технологий состряпать подобное по силам любителю. Что и нашло отражение в рассуждениях западных специалистов и комментариях на интернет-форумах. Отшутился на эту тему даже записной юморист Галкин, обиженный высказываниями Лукашенко о гомосексуализме.

Мы же обратимся к обычной житейской логике. Имело бы смысл такой разговор фальсифицировать, если бы он раскрывал какую-нибудь тайну, некую сенсацию. Ну, взять те же переговоры российских военных, во время которых они, не шифруясь, комментируют доставку зенитного комплекса «Бук» в Донбасс для удара по пассажирскому «Боингу».

Но какие такие тайны раскрыл ЭТОТ разговор? Приведём очень кратко его содержание.

Варшава: «Как дела?»

Берлин: «Материалы по Навальному готовы. Будут отправлены в администрацию канцлера»

Варшава: «Отравление подтверждается точно?»

Берлин: «В данном случае это не так важно. Идёт война. А во время войны все методы хороши.»

Всё. Ну? И где тут сенсация?

Канцлер озвучила данные, которые она получила. И что? Может сенсацией должно стать то, что разговор вёлся на «американском» языке? Что спецслужбы США в Германии чувствуют себя как дома? Что они прослушивают все разговоры Меркель?  Что их центры расположены в Польше и Чехии? Что идёт война, в которой враг не брезгует никакими средствами? Всё это общеизвестно. В разговоре даже не раскрываются подробности с анализами.  Где сенсация? Ради чего надо было затевать всё это? Ради убогого номера Галкина?

Нет, конечно. Просто это реальный перехват состоявшегося разговора.

А теперь, что касается войны, упомянутой в разговоре. Заодно уж.

Внутренняя оппозиция Путину ставит ему в упрёк всевозможные проблемы современной России, а, главным образом, то, что ему не удалось снять экономику с «нефтяной иглы». Но даже самые оголтелые критики с обоих флангов, не говоря об объективных, не могут не признать, что при всех бедах, терзающих современную Россию, Путину удалось справиться с одной. Речь идёт об обороноспособности страны. Двадцать лет назад она не была слабой или недостаточной, её не было вообще.

Давайте представим такую ситуацию. В мирный дом, не скрывая намерений, ломятся бандиты. Домочадцы в ужасе слышат, как под напором головорезов трещит дверь. А хозяин вместо того, чтобы заниматься косметическим ремонтом, в котором, безусловно, нуждается дом, начинает спешно восстанавливать ружьё, выброшенное предшественником куда-то на чердак, и искать к ружью патроны. Что в результате останавливает бандитов, сохраняет жизнь членов семьи, а дом уберегает от грозящего ему разора.

Этой аллегории полностью соответствует положение, в котором оказалась Россия и возглавивший её на рубеже веков новый президент.

Пара слов о предшествующих событиях. Развалился Советский Союз, и каждая из республик, входивших в него, пошла своим путём. В России, среди прочего, была объявлена конверсия, то есть, перевод военной промышленности с производства танков и ракет на выпуск мирных кастрюль. Россиянам объяснили, что цивилизация вступает в новую эпоху, в эпоху мира и согласия, в котором ракетам места нет. Прекратил существование военный союз социалистических стран – Организация Варшавского договора, пала Берлинская стена, тщеславному президенту СССР сунули Нобелевскую премию и отпустили с миром.  На смену президенту СССР Горбачёву пришёл президент России Ельцин.

Со дня на день должен был самораспуститься ненужный больше блок НАТО. Ельцин выступил в Конгрессе США, где заявил, что Советский Союз, этот коммунистический идол, который сеял по всей Земле вражду и беспримерную жестокость, рухнул.

Страна перешла на режим ручного управления из Вашингтона. Мир из двуполярного превратился в однополярный. В средствах массовой информации стала популярной философская концепция «Конец истории». Воодушевлённые разговорами о всеобщем разоружении россияне стали ждать встречных шагов от партнёров. И встречные шаги не замедлили последовать, можно сказать — железной поступью. Блок НАТО своё существование не прекратил, а, наоборот, укрепился и расширился, приняв в состав три бывшие республики СССР. Странами-участницами блока была показательно подвергнута бомбардировкам Югославия. А в Россию вторглись бородатые воины Всемирного халифата, обученные, экипированные и вооружённые саудитами на доллары США.

И оказалось, что развал Союза – только первый этап операции, закончив который, партнёры, куй железо пока горячо, стали рвать уже Россию, начав с Кавказа. В Кремле успели признать независимость Чечни, на очереди был Дагестан, когда американцы серьёзно лоханулись. В момент своего всевластия они не придали значения указу Ельцина о передаче власти трезвому Путину. Поторопились политологи с заявлением о конце истории. История только начиналась.

Многие забыли, а кто-то, в силу возраста, и не помнит Россию тех лет. Вот факт, не поддающийся объяснению: Путин, увидев реальное положение дел в стране, не застрелился. Выяснилось, что самая важная черта этого полковника в отставке – умение определять приоритеты. И если бы он в тот момент взялся снимать экономику с «нефтяной иглы», загубив вдобавок к уже загубленной промышленности и добывающую отрасль, сегодня звёздно-полосатый флаг гордо реял бы над военной базой США в Севастополе, а CNN освещала бы дружеский визит президента Якутии в независимую Бурятию.

Именно на доходы от нефти и газа был сохранён научный потенциал и восстановлены предприятия, позволившие России в нереально короткие сроки создать оружие, которое не допускает даже мысли неприятеля снять те или иные претензии к Москве силовым путём, делает беспомощными авианесущие эскадры – основную угрозу в случае серьёзного конфликта.

А вот в гибридной войне, о которой говорит берлинский абонент своему варшавскому визави, позиции России не так сильны. Она, как говорят боксёры, работает вторым номером, то есть отвечает на постоянные выпады противника. Да и ответы эти, какими бы грамотными и логичными они не были, адресуются по большей части внутреннему потребителю информации.

А термин «партнёры» ну просто умиляет.  Как вам такое: «Внимание, говорит Москва! Сегодня, 22 июня 1941 года, в 4 часа утра безо всякого объявления войны наши западные партнёры атаковали границы Советского Союза».

Запись опубликована в рубрике Злоба дня. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: О приоритетах

  1. Славин говорит:

    Это заблуждение. Развивать (восстанавливать) экономику, и особенно тяжёлую промышленность, можно только комплексно. Примерно как это делали большевики в годы первых пятилеток.
    Условно говоря, сначала создаются крупные сельские хозяйства. Они, с одной стороны, могут прокормить не только самого крестьянина, но и всю остальную страну. С другой стороны, они могут позволить себе механизацию, дорогую, но эффективную. Параллельно создаются заводы, на которых производят тракторы, которые направляют в сельское хозяйство. Заодно эти тракторы направляют на экспорт, ликвидируя зависимость от зерновой иглы. А потом, в случае чего, эти заводы можно быстро перепрофилировать на производство танков.
    Иначе не получается. Цены на нефть упадут, и внезапно выяснится, что на всё сразу не хватает: и свору ненасытных олигархов содержать, и остальному населению что-то подкидывать, и танки производить в заявленном количестве. Сконструировать самый передовой в мире танк можно, а запустить его в серийное производство уже никак.
    К слову, советские тракторные (и не только) заводы при пьяном Ельцине ещё худо-бедно сводили концы с концами, а окончательно их добили и сравняли с землёй уже именно при трезвом, спортивном и остроумном Путине.
    Хотя какие там танки и тракторы, своего производства подшипников в стране уже не осталось. Сбылась мечта — вернулись в Россию, которую мы потеряли 100 лет назад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *