Наши гости

Сегодня у нас с вами в гостях классик. Это англичанин, полное имя которого – Джером Клапка Джером (1859-1927), писатель-юморист начала прошлого века, сотрудничавший с британским журналом юмора и сатиры «Панч». Отметим, что на страницах нашей газеты он публикуется не в первый и, даст Бог, не в последний раз. Предлагаем вниманию читателей небольшой кусочек из самого известного произведения автора – повести «Трое в лодке, не считая собаки», в котором описываются особенности одного из действующих в этой повести лиц, а вернее – морд, поскольку речь идёт именно о собаке.

Когда я вижу кошку, я говорю: — «Киса, бедная!» — и нагибаюсь и щекочу ей голову, а кошка поднимает хвост, твёрдый как железо, выгибает спину и трётся носом о мои брюки. Всё полно мира и спокойствия. Когда Монморенси видит кошку, об этом узнаёт вся улица, и количество ругательств, которые расточаются здесь за десять секунд, любому порядочному человеку хватило бы при бережном расходовании на всю жизнь.

Я не порицаю моего пса, довольствуюсь обычно бросанием в него камней и щелчками по голове. У фокстерьеров примерно в четыре раза больше врождённой греховности, чем у других собак, и нам, христианам, понадобится немало терпения и труда, чтобы сколько-нибудь заметно изменить хулиганскую психологию фокстерьеров.

Помню, однажды я находился в вестибюле хэймаркетского универсального магазина. Меня окружало множество собак, ожидавших возвращения своих хозяев, которые делали покупки. Там сидел мастиф, два или три колли, сенбернар, несколько легавых и нью-фаулендов, овчарка, французский пудель с множеством волос возле головы, но потёртый в середине, бульдог, несколько карликовых такс, величиной с крысу, и пара йоркширских дворняжек.

И вот они все сидели, мирные, терпеливые, задумчивые. Торжественная тишина царила в вестибюле. Атмосфера покоя, смирения и тихой грусти наполняла помещение. И вдруг вошла красивая молодая дама, ведя за собой маленького, кроткого на вид фокстерьера, и оставила его на цепи между бульдогом и пуделем. Он сел и некоторое время осматривался вокруг. Потом он поднял глаза к потолку и, судя по выражению его морды, начал думать о своей матери. Потом зевнул. Потом оглянул других собак, молчаливых, важных, полных достоинства. Он посмотрел на бульдога, который крепко спал справа от него. Он взглянул на пуделя, сидевшего прямо и надменно слева. И вдруг, безо всякого предупреждения, без тени вызова с его стороны, он укусил этого пуделя за ближайшую к нему переднюю лапу, и вопль страдания огласил тихий полумрак вестибюля.

Результат этого первого опыта показался фокстерьеру весьма удовлетворительным, и он решил действовать дальше и оживить всё вокруг. Перескочив через пуделя, он энергично атаковал одного из колли, колли проснулся и немедленно завязал яростный и шумный бой с пуделем. Наш фоксик вернулся на своё место и, схватив бульдога за ухо, попробовал свалить его с ног. Тогда бульдог, исключительно нелицеприятное животное, набросился на всех, кого мог достать, включая швейцара, что дало возможность маленькому терьеру без помехи наслаждаться дракой со столь же расположенной к этому дворняжкой.

Всякий, кто знает собачью натуру, легко догадается, что к этому времени все собаки дрались с таким увлечением, словно от исхода боя зависело спасение их жизни и имущества. Большие собаки сражались с кем попало, маленькие бились между собой и в свободную минуту кусали больших за ноги.

Вестибюль превратился в сущий ад, и шум был страшный. Снаружи, в Хэймаркете собралась толпа; все спрашивали, не митинг ли здесь, а если нет, то кого тут убили и почему? Пришли какие-то люди с шестами и верёвками и попробовали растащить собак; наконец послали за полицией.

И вдруг, в самый разгар потасовки, вернулась милая молодая дама, и подхватила этого приятного фокстерьера на руки (тот уложил дворняжку по крайней мере на месяц, а сам теперь прикидывался новорожденным ягнёнком), и осыпала его поцелуями, и спросила, не убит ли он и что ему сделали эти гадкие, грубые собаки. А фокс притаился у неё на груди и смотрел на неё с таким видом, словно хотел сказать: «Как я рад, что вы пришли и унесёте меня подальше от возмутительного зрелища!»

Молодая дама сказала, что хозяева магазина не имеют права допускать таких больших и злых собак в такие места, где находятся собаки порядочных людей, и что она очень подумывает подать кое на кого в суд

Запись опубликована в рубрике Наши гости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *