Уважительная причина. Продолжение

Местом очередной ночёвки путников, утомлённых дорогой и впечатлениями, стал населённый пункт, название которого в памяти не отложилось. Абсолютно. Зато гостиницу, в которой мы остановились, не забуду никогда. Дело в том, что окна номера выходили на узкую улицу, являвшуюся, видимо, частью трассы, проходящей через город. Это обнаружилось в тот момент, когда жена, желая впустить в комнату вечернюю прохладу, распахнула окно. На светофоре стоял тягач с фурой, за ним рейсовый автобус, за автобусом мотоцикл. На встречной полосе в ожидании зелёного сигнала нетерпеливо поддавал газу шофёр автокрана. Не успели мы в полной мере оценить открывшееся обстоятельство, как услышали одиннадцать тяжёлых ударов часов, полностью заглушивших звук моторов. Часы размещались на фасаде кирхи, расположенной на противоположной стороне улицы в десяти метрах от нашего окна.

Страшно себе представить, во что превратилась бы ночь, кабы не заветные сорок градусов, предварившие собранный  на скорую руку супругой холодный ужин. Насыщенный событиями день завершился мелодичным звоном часов, неназойливо пробивших двенадцать раз. Потом их бой я услышал только в шесть утра, когда уже надо было просыпаться, принимать контрастный душ и спускаться на завтрак.

Если название города с часами на кирхе я не запомнил, то место следующей стоянки нашего автобуса специально и запоминать не надо. Можно ли придумать название географическому пункту более лирическое, чем Мондзее, в переводе с немецкого означающее «Лунное озеро»? Перелопатьте географический атлас от «А» до «Я» — не найдете.

В получасе езды от лежащего в долине Зальцбурга, проплывшего мимо широких окон автобуса справа от трассы, в окружении гор разлилось озеро с песчаными пляжами, чистейшей водой и знаменитой на всю Австрию рыбалкой.

Кстати. Появиться на берегу любого австрийского водоёма с удочкой, но без прав рыболова – всё равно, как у нас управлять машиной без прав водителя, то есть, чревато. Впрочем, что для нас – чревато, для дисциплинированного австрийца – просто невозможно. На экзамене необходимо ответить на выпавшие в билете четыре вопроса из возможных пятисот, значащихся в программе. Более того, полученные права не являются пожизненными, а подлежат регулярному подтверждению. И, тем не менее, рыбалка является любимым занятием местных жителей.

Говорят, что время, проведённое с удочкой в руках, в зачёт отведённой человеку жизни не идёт. Перефразируя классика: рыбалка продлевает жизнь на пять лет, но эти пять лет нужно провести, глядя на поплавок.

Один мой знакомый, сразу скажу – не австриец, относится к сторонникам, мягко выражаясь, нетрадиционных методов лова рыбы с использованием взрывпакетов, острог, электричества, вершей в запрещённых местах и других сомнительных приёмов. Мои попытки наставить его на путь истинный, привить уважение к закону, объяснить пользу для здоровья традиционной рыбалки отвергаются им категорически. Валера,- говорю я ему,- только умиротворяющее единение с природой, только встреча туманным утром рассвета на берегу, созерцание водной глади способны внести равновесие в истерзанную ежедневными стрессами нервную систему. В мою нервную систему,- отвечает Валера,-  вносят равновесие два мешка рыбы в багажнике машины.

Вот не могу представить себе австрийского бюргера, суетливо собирающего оглушённую взрывом рыбу и его подельника, такого же бюргера, торчащего в лодке на стрёме и тревожно озирающего окрестности. Может быть поэтому в наших озёрах нормальной рыбы практически не осталось, а в Австрии, сидя за столиком на террасе прибрежного кафе, можно наблюдать за ленивым движением полновесного косяка форели, висящего в прозрачной воде.

Чем, кроме рыбалки, знаменито ещё озеро Мондзее и одноимённый посёлок на его берегу с населением в 3,5 тысячи человек, включая женщин, стариков и детей?

В Википедии посёлок числится как «ярмарочная община». Это, видимо,  потому, что здесь постоянно проводятся концерты, карнавалы, театральные представления, фестивали и, конечно же, ярмарки. Ну а жители практически являются работниками этого развлекательного комплекса. Что характерно, мероприятия рассчитаны, в основном, не на заезжих туристов, а на самих австрийцев и, как говорят, очень популярны среди них. Тогда в посёлке царит истинное столпотворение. Мне он запомнился тихим сонным городишкой — наш заезд сюда угодил на момент короткого перерыва в бесконечной череде действ.

Чтобы описать его, много времени не нужно. Описываю. Частная застройка, обширная автостоянка и центральная улица. Всё. На улице несколько кафешек, сувенирных лавок, магазин национальной одежды в тирольском духе — длинные платья с передничками, кожаные шорты и шляпы с пёрышком.

Главной же достопримечательностью Мондзее, безусловно, является базилика Святого Михаила – роскошный, светлый изнутри и снаружи храм с цветными витражами и ошеломляющим внутренним убранством. Это одна из самых больших готических церквей Австрии. Думаю, в ней можно было бы разместить всю имеющуюся в наличии общину. Это, как в бразильском городке с населением 20 тысяч человек выстроен стадион на 50 тысяч зрителей.

В интерьере этой церкви была снята сцена венчания главных героев знаменитого мюзикла «Звуки музыки», выпущенного Голливудом  в 1965 году и удостоенного пяти «Оскаров». Приехав домой, я в первый же вечер нашёл и пересмотрел этот фильм. Так себе фильм, на любителя, скорее даже – на любительницу.  А храм и в самом деле хорош.

Интересный народ американцы. Сами снимают фильмы, сами их награждают премией, которую учредили тоже сами. Превращая при этом церемонию в событие года, в свете которого меркнут Олимпиады.

Ещё такое наблюдение. Пик шоу — волнующий момент объявления победителя в номинации «актёр» или «актриса». Ведущий произносит со сцены имя победительницы, и камера крупным планом выхватывает в зале её лицо среди остальных лиц.

И вот эта талантливая актриса, действительно талантливая, совершенно бездарно начинает играть удивление, нежданную радость и слёзы счастья в сухих глазах. Как это? В чём тут дело? Я думаю, что описанная ситуация, кстати, характерная не только для Голливуда, красноречиво говорит о важности в лицедействе такого незаметного для зрителя фактора, как режиссура.

Нет рядом с актрисой человека, в котором она так нуждается, и который бы ей сказал: «Так, раскрой широко глаза ровно на две секунды, теперь стисни виски руками и низко урони голову. Низко, я сказал! Плечи вздрагивают. Держи так голову и жми слёзы. Вспоминай, как я тебя на съёмках не домогался. Появились слёзы? Потекла тушь? Хорошо. Поднимай голову и растерянно улыбайся. Не переставая улыбаться, вставай. Ладони на груди — знак признательности. Да не на грудях, а на груди! Озирайся по сторонам, словно ищешь в толпе знакомую рожу. Нет! Не верю! Спрячь зубы, улыбка должна быть растерянной. Соберись. Дубль два». Но, увы, некому сказать эти слова, нет в этот важный момент рядом режиссёра. А нет режиссёра, так нет и образа.

Окончание следует.

Запись опубликована в рубрике Злоба дня. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *