Уважительная причина. Продолжение

Лозанна. Город, расположенный на берегу самого большого озера центральной Европы – Женевского. Впрочем, венгры утверждают, что Балатон больше. В прогулке по Лозанне нас сопровождала живущая здесь симпатичная украинка, удачно вышедшая замуж. Два часа она самозабвенно грузила нас информацией о древних римлянах, о перепаде высот, о соборе Нотр-Дам де Лозан, о русских, связавших судьбу с этим городом, о том, что живя в многоэтажном доме, едва ли не каждый день ощущает мини-землетрясения, о расположенной в Лозанне штаб-квартире Международного Олимпийского Комитета (это который под тяжёлым заокеанским прессом наклал санкции на российских спортсменов, оболганных жуликом), о разместившимся в трёхэтажном особняке с башенками Спортивном арбитражном суде, который, совершенно неожиданно проявив самостоятельность, решение МОК аннулировал. Словно невзначай назвала свой возраст – 50 лет, что вызвало у всех нескрываемое удивление. Было заметно, что реакция аудитории была ожидаемой и ей польстила. Ах, эти женщины! Она и в самом деле выглядела не больше, чем на 35.

Потом мы разбрелись и ещё пару часов болтались по городу, по набережной, ели с женой из пластикового контейнера что-то экзотическое, запивая сухим вином, фотографировались, кормили высокомерных лебедей и слушали, как пожилой хиппи под гитару поёт Окуджаву. Растроганная супруга положила в футляр от гитары какие-то монетки.

Дорога до Женевы, расположенной на берегу того же озера, может служить сюжетом отдельного повествования. Впрочем, почему же только эта дорога? Заслуживают описания все дороги, по которым мы проехали за эти дни, а в особенности – альпийские с их многочисленными туннелями, виадуками и мостами, с окружающими их горами и скалами, с реками, питаемыми ледниками и с озёрами, наполненными водой непередаваемого цвета. Дама, сидящая впереди и не выпускающая из рук навороченного фотоаппарата, громогласно назвала этот цвет синим, хотя он был зелёным. Спор, в который включилась половина автобуса, едва не перерос в конфликт, которого удалось избежать лишь благодаря присущей мне дипломатичности. Я пошёл на компромисс с этой бандой взбесившихся дальтоников и остроумно предложил назвать цвет серо-буро-малиновым.

Женева. Интересную закономерность я обнаружил. В любой стране штат гидов формируется по гендерному признаку. При приёме на работу по специальности «Гид» предпочтенье отдаётся женщинам. Больше скажу, есть подозрение, что гидов мужчин в природе вообще не существует. Во всяком случае, я таковых не встречал ни при посещении Московского Кремля или Монмартра в Париже, пивоваренного завода в Мюнхене или района красных фонарей в Амстердаме. И этому есть объяснение. Так, если мужчина после двух часов вынужденного словоизвержения начинает сипло заговариваться, что указывает на тревожный симптом потери им связи с реальностью (Где я? Кому рассказываю? О чём?), то речевой аппарат женщины только-только прошёл стадию разогрева и выходит на рабочий режим. Представляю, какое наслаждение испытывает вечером муж после того, как его жена провела днём три полноценные экскурсии.

Экскурсия по Женеве исключением не стала. Группа на полтора часа была брошена в ухоженные лапы очередной дамы с микрофоном. Сорок восемь человек безропотно воткнули в слуховые проходы микронаушники и с отрешением зомби отправились познавать город с двухтысячелетней историей.

Перво-наперво нам была показана древняя башня Молар, на стене которой установлен барельеф. На барельефе высечен Владимир Ильич Ленин в образе полулежащего обнажённого атлета и женщина, одной рукой держащая щит с гербом города, а другой укрывающая легко узнаваемую по многочисленным портретам советской эпохи голову атлета. Барельеф, установленный ещё при жизни Ленина в 1921 году, символизирует покровительство Женевы часто бывавшему здесь основателю первого в мире социалистического государства.

— Сюда,- рассказывала гид,- Ленин приезжал для встречи с Плехановым, в этой библиотеке Ленин писал злободневные статьи, адресованные российскому пролетариату, в этом здании возник известный спор Ленина с Мартовым, едва не закончившийся дракой, на этом перекрёстке колесо велосипеда Ленина попало в трамвайную колею, и Ленин, упав, повредил ключицу, в этом доме, в скромной двухкомнатной квартире, Ленин и Крупская прожили без малого три года.
Потом экскурсовод показала нам собор, избежавший реформаторства, и здание, где одно время хранился оригинал швейцарской конституции, действующей и поныне.

— Ни за что не догадаетесь,- загадочно произнесла она,- кто был автором конституции.
— Неужели Ленин?- насторожился я.
— Нет, конечно. Это произошло до его рождения. А автором был русский.- И гид назвала фамилию, которую я не запомнил.

Но самой большой достопримечательностью Женевы, безусловно, считается знаменитый фонтан Же-До, едва ли не самый большой фонтан в мире, бьющий прямо из глубин озера на высоту 147 метров. Многие приезжают в Женеву только для того, чтобы своими глазами увидеть это чудо инженерной мысли. Вот приехали и мы. Зрелище струи завораживает – у меня нет оснований не верить гиду. Лично я фонтана не видел, поскольку он не работал. Фонтан отключают только в двух случаях: при сильном морозе и сильном ветре. Методом исключений я пришёл к выводу, что в тот день причиной послужил сильный ветер. Во всяком случае, проходя по мосту Монблан, я дважды был вынужден придерживать шляпу.

Центральным пунктом всего путешествия, как гласила реклама турагентства, должен был стать один из самых значительных природных памятников Европы – Рейнский водопад. Он таким и стал. Автобус после недолгого пробега (в Швейцарии всё – рядом) остановился на левом берегу Рейна на площадке у замка Лауфен. Здесь наша предводительница объявила, что осмотр водопада платный, цена билета составляет евро – восемьдесят. Наученный горьким опытом, я спросил, может ли Кристина дать гарантии, что водопад функционирует, что его не отключили из-за, скажем, высокого атмосферного давления или, наоборот, низкой облачности. А если отключили, то смогу ли я в этом случае вернуть свои деньги? Гарантии были даны, и я расстался с тремя евро шестидесятью центами, но, признаюсь, не без колебаний – что я, водопадов не видел?

В Латвии есть городок Кулдига (бывший Голдинген), раскинувшийся по обоим берегам реки Венты. Соединяет берега старинный кирпичный семиарочный мост. Так вот, если встать на этот мост лицом навстречу течению, то взору откроется вид на самый широкий водопад Европы. Высота же его колеблется в зависимости от времени года и достигает в среднем около метра, что позволяет идущей вверх по течению на нерест рыбе преодолевать его, постоянно обновляя рекорд по прыжкам в высоту. Не думаю, что швейцарская рыба способна преодолеть Рейнский водопад.

Скептическое отношение к достопримечательности уступило место полному восторгу, как только мы вышли на смотровую площадку. Ширина Рейна в этом месте составляет 150 метров, высота, с которой низвергается вода, 23 метра. Производительность водопада – 700 кубометров в секунду. То есть каждую секунду с высоты 23 метра падает 700 тонн зеленоватой рейнской воды.

Есть вещи, которые надо видеть. Никакие описания, никакие видео- и фотокадры не дадут и сотой части впечатления от увиденного воочию. В Швейцарии это горы и вот этот водопад. Писатель Задорнов, царствие ему небесное, сказал, что только русский может материться на закат. От себя добавлю – не только на закат. Лично мне стоило больших усилий, чтобы не раскрыть перед многочисленной аудиторией свою национальную принадлежность.

Осмотр этого чуда, по-другому водопад назвать трудно, организован очень толково. Сначала зритель попадает на верхнюю площадку, с которой открывается панорама действа, включая скалистый островок в пенных бурунах и противоположный берег. Потом по каменным ступеням можно опуститься на тот уровень берега, с которого вода начинает своё падение. Заканчивается это приключение внизу, где возникает ощущение, что ты находишься под водопадом. Здесь смонтировано что-то вроде балкона. Балкон защищён от брызг стеклом, и это позволяет выйти из воды сухим. Пройдя ещё немного вниз по течению, попадаешь на площадку с лифтом. Лифт по контрасту с грубо отёсанными каменными ступенями и оградой из жердей представляет собой вместительную кабину, отвечающую всем современным требованиям. Он поднял нас во внутренний двор замка, где расположены сувенирные и продуктовые магазинчики, кафетерий, туалеты, что очень кстати, и где на стоянке ждал нас автобус со скучающими водителями.

Описание водопада будет неполным, если не упомянуть о мощной энергетике, исходящей от него. Что-то похожее я испытал в соборе от звучания низких басовых регистров органа. Жена в автобусе сказала, что у неё разболелась голова. Эти женские головные боли. А может и в самом деле разболелась.

Продолжение следует.

 

Запись опубликована в рубрике Злоба дня. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *