Архив за месяц: Июль 2020

Инвестор

Подарили дети Василию Кондратычу на День рождения мобильный телефон. Да не простой, а этот… Сенсорный. Как его, чёрт… Смартфон! Дорогой поди.

Кондратыч, чтобы не огорчать детей, старательно изображал радость на лице. Оглядывая подарок со всех сторон, цокал языком, гладил блестящий экран, даже зачем-то понюхал. От телефона деликатно пахло новой вещью. Дети довольно улыбались.

Нахрена он ему? Звонить? Так звонить можно и с обычного – вон он, на тумбочке в прихожей. Сорок лет исправно служит, и ещё столько же прослужит. Только звонок надо погромче сделать, а то последнее время ослабел что ли, из комнаты не слыхать. А тут – смартфон, едрёна медь!

Сын стал увлечённо рассказывать о преимуществах мобильного телефона, главное из которых – возможность всегда носить с собой. «Сам можешь позвонить когда надо, и до тебя, допустим, мама в любой момент может дозвониться» — убеждал он. «Это тебе она мама» — подумал Кондратыч и представил, как жена звонит ему в лодку во время рыбалки. И так захотелось ему послать сына вместе с его этим смартфоном! Насилу удержался. Но продолжал вежливо слушать, хотя мало что понимал.

Понял только, что для звонка надо нажимать на экране цифры. Кондратыч привык, нажав любую кнопку, чувствовать, как кнопка, уступая давлению, продавливается. На пульте мартеновской печи, например, было десять кнопок, с помощью которых открывались и закрывались завалочные окна при загрузке металлолома. Больше двадцати лет работы сталеваром жал Кондратыч те кнопки. Логично было, не почувствовав пальцем реакции кнопки, усилить нажим, что в данной ситуации вызывало беспокойство сына. «Ну что ты давишь со всей дури! – волновался он, — сломаешь экран. Цифры реагируют не на нажатие, а на касание».

Вот всё у них не как у людей! Китайцы… Кроме всего прочего, цифры были маленькие, а пальцы у Кондратыча большие, отечественные. Как правило, набирая номер, он касался сразу двух цифр. Какую их них выбрать решал уже сам телефон и, конечно же, выбирал не ту, что задумал хозяин. Пока Кондратыч обдумывал дальнейшие действия, экран угасал, и рассмотреть изображение на нём не было никакой возможности. Пытаясь восстановить яркость, он включал камеру, и всё, сказанное им в этот момент, телефон добросовестно фиксировал, сука!

С приёмом вызова тоже было не всё гладко – то дед звонка не услышит, то слишком долго водит пальцем по экрану, который с неохотой воспринимал касания его заскорузлой кожи, а когда наконец воспринимал, сигнал умолкал, и звонок переходил в категорию непринятых вызовов. Ну?

И вот на третьей неделе запутанных отношений неопытного абонента с его новым телефоном раздался звонок. Раздался, как водится, в самый неподходящий момент, когда Василий Кондратыч чистил на кухне селёдку. Пока он мыл руки, пока сперва искал аппарат, потом очки, была надежда, что звонившему надоест долгое ожидание ответа. Но телефон упорно продолжал наигрывать футбольный марш. Кондратыч взял трубку, прицелился и с первого раза попал в зелёный кружок. Потом, как учили, провёл пальцем вверх, поднёс трубку к уху и сказал: «Алё».

— Добрый день! — радостным голосом отозвался телефон, – я являюсь представителем инвестиционной компании «Альтаир инвестментс», которая в этом году отмечает десятилетний юбилей безупречной работы на мировых финансовых рынках. Мы помогаем своим клиентам вкладывать деньги в высокодоходные активы – акции ведущих компаний мира, а также во фьючерные контракты на поставку нефти, газа и редкоземельных металлов. Мы предлагаем вам сотрудничество.

— А? – спросил дед, мысли которого были заняты вопросом, чем заправить селёдку.

— Я говорю, вы сможете заработать денег, абсолютно исключая традиционные риски, характерные при работе на бирже, поскольку наша компания имеет дело только с надёжными партнёрами, ликвидность акций которых постоянно растёт.

— Генка, ты что ли? – спросил Кондратыч.

Генкой звали соседа Василия Кондратыча, молодого весёлого парня из соседнего подъезда, с которым они иногда обсуждали футбольные новости. Тот, если звонил Кондратычу, то любой разговор начинал с шуточек-прибауточек. То на полном серьёзе скажет: «С вами будет разговаривать владелец клуба «Челси» Роман Абрамович. Соединяю», то – «Выигрыш вашей ставки на тотализаторе составил полтора миллиона долларов. Укажите, куда можно перечислить означенную сумму».

— Нет, — строго ответил звонивший, — не Генка. Компания «Альтаир инвестментс». Если вас заинтересовало предложение, вам необходимо заключить с нами договор с указанием счёта в банке, на который мы будем перечислять вам деньги.

— Какое предложение?

— Вы счёт помните? – заметно раздражаясь спросил звонивший.

— Из ума, слава Богу, не выжил, — обиделся Василий Кондратыч, такое разве забудешь, помню, конечно. Два-один. Наши проиграли. Судья не засчитал два пенальти в те ворота. Да что я рассказываю, ты и сам наверно видел. Чистые пенальти! Особенно второй. Я не знаю, может теперь завалить игрока руками в штрафной…

— Простите, как вас зовут, — вклинился звонивший.

— Зовут меня Василий Кондратыч. Мать хотела назвать Семёном в честь Будённого, она лошадей любила, у неё бабка из цыган, а отец на Василии настоял — в честь основателя «Спартака» Николая Старостина. Это у нас – семейное. Отец за «Спартак» болел, я болею, дети вот тоже. Слышь, младшему внуку три года, а он…

— Василий Кондратьевич, я полностью разделяю ваше пристрастие к этому клубу, но сейчас хотел бы поговорить о другом.

— О «Зените» что ли? Так там всё ясно, и говорить не о чем. Газпром тащит твой «Зенит» в чемпионы. Или ты думаешь, что судьи…

— Слушай, отец, тебе деньги нужны? – уже как-то по-змеиному прошипел собеседник, — или ты доволен пенсией?

— Знаешь, в принципе, нам со старухой хватает. Тем более, что на футбол я хожу бесплатно, —  Кондратыча плотно заклинило на футболе, — у Генки родственник на стадионе работает по хозяйству, за газоном следит, так он нам пропуска выправил служебные. Вот ты болеешь за «Зенит», я – за «Спартак» и оба – за сборную. Так? А она не даёт результатов. А откуда, скажи, им взяться, результатам этим, если нету классных игроков. Да на те деньги, что клубы тратят на иностранцев, можно было бы из своих пацанов вырастить футболистов почище всех этих рональдов. Или думаешь, талантов не хватает? Это у нас-то? Тут я с тобой не согласный. У меня под окнами детвора с мячиком возится, так один из них, рыжий такой, сын дворничихи, ну просто чудеса творит. Вот оно, будущее нашего футбола. Но, опять же… Генкин родственник рассказывал, что попасть в детскую команду тоже не просто. Богатые папаши, что привели своих жирных ублюдков в секцию, платят тренеру, если тот заявляет тех на игру и выпускает на поле. А не выпускает, так и не платят. Как думаешь, может дворничиха платить тренеру? Может? Нет, ты скажи, может?

Ответа от собеседника не последовало.

-Алё! Алё! – взывал Кондратыч. Но трубка молчала. И он понял, что последние пару минут говорил сам с собой. Ненадёжная всё же связь у этих смартфонов. Старый телефон себе такого не позволял. Вот чего от него хотел этот зенитовец?

Дед подавил в себе желание хлопнуть телефоном об стол, вздохнул и пошёл на кухню, возвращаясь к мыслям, чем ему заправить селёдку.

Рубрика: Проза | 1 комментарий

Жёлтые страницы

Нью-Йорк. Здесь в Суде Южного округа начались слушания по делу о качестве обуви. Партия армейских берцев в количестве около 200 пар была приобретена демонстрантами в ходе ночных антирасистских протестов в городском районе Сохо. Суть претензий потребителей состоит в том, что абсолютно новые, нецелованные башмаки потеряли товарный вид уже на вторую неделю эксплуатации — на представленных суду образцах присутствует потрескавшаяся местами кожа и облезшая краска.

Владельцы салона мотивируют свой отказ поменять товар на более качественный тем, что, во-первых, потребителями не представлены кассовые чеки, свидетельствующие о покупке товара именно в этом салоне, а, во-вторых, были нарушены правила эксплуатации обуви.

Адвокаты со стороны истцов по первому доводу ответчиков объяснили суду, что на момент приобретения товара кассиры в салоне отсутствовали, кассовые аппараты сгорели, а два фашиствующих охранника согласно представленному медицинскому заключению свидетелями являться не могут. По второму доводу было заявлено следующее: правила эксплуатации были нарушены не потребителями, а третьей стороной, которая в суде не представлена. Так, в ходе покаяния потомков рабовладельцев перед потомками рабов некоторые из числа кающихся не ограничились поцелуями, а прибегли к вылизыванию предложенной пострадавшей стороной обуви, что, с одной стороны, свидетельствует об искренности кающихся, но с другой – по мнению экспертов, отрицательно сказалось на сохранности представленных суду образцов.

Итогом прений сторон явился объявленный председателем перерыв для анализа вновь представленных сторонами аргументов.

Рубрика: Жёлтые страницы | Добавить комментарий