Архив рубрики: Без рубрики

Рассада на форуме

— Друзья, помогите. Муж не успевает перекрыть парник. Подскажите, какие сорта томатов годятся для посадки в открытый грунт?

— Лучше «Бычьего сердца» ничего нет. По 5 килограмм снимаю с куста. А в прошлом году высадила «Ленинградский скороспелый», так всё ушло в ботву.

— Если ходите застраховаться от холода, купите «Бобкат», но желательно всё же сажать у стенки с южной стороны. Семена продаются в любом супермаркете.

— Моя соседка по даче выращивает томаты только в открытом грунте. Говорит, самые устойчивые к холоду, других не признаёт. У меня где-то записано название сорта, что-то связанное с морозом, что ли. Найду, сообщу.

— Лучше купите на рынке готовую рассаду. Покупать семена – всё равно, что кота в мешке. Сталкивалась с этим постоянно. Продавцы – сплошное жульё. Лишняя трата денег.

— Лишняя трата денег – выращивание помидоров своими силами. Принимая во внимание цены на них в магазине, вы даже не отобьёте бензин, что сожжёте при поездках на дачу.

— Если хотите экономить на горючем, пользуйтесь дизелем. Солярка дешевле бензина.

— Опомнись, дядя! Солярка дешевле 98-го. Хотел бы я посмотреть, кто на дачу с помидорами ездит на 98-м.

— А я свой «Москвич» заправляю 76-м. Исправно бегает.

— Это которым танки на Курской дуге заправляли?

— Танки во все времена комплектовались дизелями.

— Залезь обратно туда, откуда только что вылез, знаток. Танки Т-34 комплектовались немецкими  авиационными бензиновыми двигателями.

— Это до 1942 года, а Курская битва состоялась летом 43-го. К этому времени на  всех тридцатьчетвёрках стояли отечественные дизеля В-2.

— А как же американские «Стюарт» и «Грант»? Или английская «Матильда»?

— Мы о чём говорим? Повторяю,  советские танки комплектовались только дизелями. Даже американские «Шерманы» поставлялись по ленд-лизу Союзу исключительно с дизельной силовой установкой. Это было обязательным требованием советской стороны.

— Бензиновые моторы использовались до конца войны. На немецком танке «Пантера» стоял бензиновый «Майбах». «Тигр» тоже ходил на бензине.

— Нашла! Записывайте: называется «Снежный Барс».

— Тоже немец?

— Почему немец? Российский устойчивый к холоду сорт.

— На базе «Арматы»? Только не сорт, а модель.

— Модели по подиуму шляются на «коксе».

— Видимо что-то из последних разработок, связанных с военным интересом России в Арктике. Но, назвать российский танк «Барсом» — безумие. Выглядит как прямое продолжение немецкой «кошачьей» серии.

— Да никакой это не танк, а сорт томатов.

— Что-то я не врубаюсь, при чём тут томаты?

— Довёл Путин страну. Вместо того, чтобы парады устраивать да томаты в Арктике выращивать, лучше бы пенсионерам пенсии поднял.

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

Визит американцев был первым, но отнюдь не последним в серии посещения нашего порта кораблями НАТО, этими разносчиками демократии. Следом за фрегатом США в Лиепаю пришли два французских корвета. К их заходу магазин уже подготовился основательно. В чём это выражалось.

Моя тётка по материнской линии работала в школе учительницей иностранного языка, преподавала немецкий и французский. И она перевела на язык Вольтера и Жан Жака Руссо проникновенный текст, написанный мной в припадке вдохновения. Послание было пронизано мыслью о том, что годы, прожитые скитальцами морей до их посещения антикварного магазина в Лиепае, с полным основанием можно считать потерянными даром. Этот крик души с указанием точного адреса и времени работы салона был распечатан на небольших карточках, а карточки выложены на вахте у судовых трапов. После чего я подмёл крыльцо своей лавки и стал ждать наплыва любителей изящного, трепетно прислушиваясь, не зазвучит ли за порогом мягкая грассирующая речь с характерным прононсом.

Это сейчас в нашем небольшом городе с десяток магазинчиков, считающих себя антикварными, а по сути – торгующих европейским секонд хэндом. А тогда конкурентов или, если хотите – коллег у нас практически не было. Конечно, я понимал, что экспозиции нашего магазина трудно составить конкуренцию такому собранию старины, каким мог похвастать, скажем, ихний Лувр. Но в Лувре невозможно купить «Джоконду» ни за какие деньги, а у нас – запросто. И даже не копию, а оригинал. Правда, не «Джоконду» да Винчи, а «Незнакомку» Крамского, написанную, если верить дате в нижнем углу холста, очень давно — за тридцать лет до рождения Крамского.

Сразу скажу, что прогноз, связанный с французами, не оправдался.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

В предыдущих главах Записок я уже упоминал о том, что меня всегда привлекали всякие старенькие штуковины. И чем выше был возраст конкретного предмета, тем больший интерес он для меня представлял. Причём эта непонятная для окружающих страсть присутствовала во мне с детства, буквально – сколько себя помню.

Встретить заинтересовавшую меня вещицу можно было где угодно. Дошкольником помню, в доме моей тётки на комоде стояла фарфоровая статуэтка, изображающая девочку, вытаскивающую из ножки занозу. Тёткин муж, дядя Дима, привёз фигурку из Германии, где он окончил войну. Помню, старшие ребята, играя в неодобряемую взрослыми игру «в деньги», использовали в качестве биты серебряные пятилатовые монеты довоенной Латвии. У нас в доме висели большие восьмиугольные корабельные часы с затёртым на циферблате немецким имперским орлом. У соседей была музыкальная шкатулка, инкрустированная перламутром, которая играла «Augustin». Уже, будучи женатым, я увидел у цветочницы на базаре соусник фабрики Кузнецова, в котором она держала ландыши.

Всё перечисленное попадало в поле моего зрения совершенно случайно. В Лиепае не было места, в котором подобные предметы были бы сконцентрированы. Исторический музей я в своих рассуждениях опускаю. В Лиепае не было антикварного магазина. Вернее, магазин с такой вывеской был, но он абсолютно не отвечал своему названию, поскольку занимался исключительно торговлей книгами, то есть, был, строго говоря, букинистическим. Комиссионный магазин тоже был, но тот торговал шмотками.

А частное предпринимательство при социализме, мягко выражаясь, не приветствовалось. О чём красноречиво говорит история известного лиепайского филателиста, уникальная коллекция которого была признана правоохранительными органами источником нетрудового дохода и конфискована «в пользу государства». Незаконный предприниматель остался на свободе, поскольку лишился разума – реально сошёл с ума.

Таким образом, несмотря на то, что город в силу своего расположения и своей истории был переполнен стариной, рынок антиквариата представлял собой непаханое поле.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

За несколько лет до моего прихода в театр место замначальника занимал мой знакомый — отставник с нехарактерной для советского офицера фамилией Блейзер. Был он известен тем, что имел одну из самых обширных и ценных коллекций монет в городе.

Я с ним познакомился задолго до описываемых событий. Случилось это в Лиепайском клубе коллекционеров. Этот клуб заслуживает отдельного упоминания. Его члены количеством с хорошую толпу собирались по воскресеньям в одном из залов на первом этаже ДОФа – Дома Офицеров Флота, того самого, что давал приют театру. Подавляющее большинство членов клуба составляли филателисты – коллекционеры почтовых марок. В советское время это увлечение всемерно поощрялось и поддерживалось на государственном уровне. Здесь были представлены все социальные и возрастные слои горожан: рабочие, служащие, представители творческой интеллигенции, военные, школьники. По официальным каналам Всесоюзного Общества Филателистов клуб получал марки, справочные материалы, кляссеры (альбомы для марок) и прочее и распространял всё это среди своих членов.

Порой здесь возникали серьёзные конфликты, основной причиной которых был пресловутый дефицит. Пара слов о сущности этого дефицита.

Читать дальше…

Рубрика: Без рубрики | 1 комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

Работе на базе «Лиепаяплодовощ» я отдал два года. Ровно два года, по истечении которых вновь предстал пред ясные очи секретаря Горкома с напоминанием о содержании нашего разговора двухлетней давности. Тогда горкомовский босс поставил условием моего освобождения от номенклатурной зависимости наведение порядка на вверенном мне предприятии, о чём я теперь перед ним и отчитывался.

Не знаю, может быть, мой партийный начальник рассчитывал, что я по ходу работы на новом месте как-то втянусь, прельщусь благами, которые даёт работа в торговле и буду тянуть лямку до пенсии. Во всяком случае,  его реакция говорила о том, что моё появление с просьбой об освобождении было для него достаточно неожиданным. Но, видя мою настойчивость, он скорее всего решил, что насильно мил не будешь, и вольную мне подписал. Ушёл я, как говорится, по-хорошему.

И опять было жалко расставаться с людьми. Похоже, что-то подобное ощущали и мои подчинённые. На небольшом прощальном банкете, собранном по окончании моего последнего рабочего дня женщинами управления, некоторые даже совершенно неожиданно для меня прослезились.

Новое место работы, что называется, подвернулось. Один приятель сказал, что довольно длительное время остаётся вакантным место заместителя начальника театра. Эта идея мне показалась абсурдной. Образование я получил техническое и со спецификой работы театра, как такового, был знаком исключительно в качестве даже не театрала, а случайного зрителя. Несколько расширяли моё представление о закулисье разве что театральные анекдоты.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

В советское время главным законодательным органом государства был Верховный Совет СССР. Это – как сейчас Государственная Дума РФ. Верховный Совет формировался из депутатов от всех регионов Союза, жители которых и делегировали их во власть. Причём, депутатами избирались лица, необязательно проживающие в том регионе, в котором жили их избиратели. Впрочем, система эта в современной России действует поныне. Например, Нарусова избиралась в Совет Федерации от Брянской области, а Абрамович был депутатом Госдумы по Чукотскому избирательному округу (где – Абрамович и где – Чукотка). И прочие.

На момент описываемых событий работал в Верховном Совете среди нескольких депутатов от Латвийской ССР один, о котором пойдёт речь. Это был выдвинутый Лиепаей участник боевых действий Великой Отечественной войны, главнокомандующий Военно-Морским Флотом, заместитель министра обороны СССР, Адмирал Флота Советского Союза Горшков Сергей Георгиевич. Выдвижение его кандидатуры нашим городом выглядело вполне закономерным, поскольку в Лиепае располагалась крупная военно-морская база надводных кораблей, а также базировалась эскадра подводных лодок. Горшков неоднократно посещал Лиепаю, совмещая служебные обязанности с общественными. Я пару раз видел его в президиуме городских торжественных собраний. И вот сейчас, в Москве, вспомнил о нём.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 1 комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

Организация, с которой я связал свои надежды на обретение овощной базой тягача, оказалась значительно серьёзнее, чем я предполагал. Это я понял сразу по прибытии в Москву. Дело в том, что Главное управление Совтрансавто помещалось в историческом здании постройки 1900 года, известном как «доходный дом Хомякова» в самом центре столицы. В самом центре! – там, где берёт начало известная улица Петровка, пересекаясь с улицей Кузнецкий Мост, в двух шагах от Большого театра и ЦУМа. Какая попало контора такого места в Москве получить не сможет,- соображаю я, подавленный величием венского модерна. Доисторический лязгающий лифт возносит нас на четвёртый этаж знаменитого строения.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

Итак, Рознично — Оптовое Предприятие «Лиепаяплодоовощ». Горком послал меня в РОПу, куда я и прибыл на должность директора в июле 1983 года.

Но прежде упомяну об одном, казалось бы, незначительном эпизоде. Мой перевод был в стадии оформления. На новом месте работы я ещё не появлялся. И как-то вечером звучит звонок входной двери. На пороге стоит мужчина лет тридцати, представляется шофёром овощной базы, говорит, что узнал о моём назначении, и что у него в связи с этим есть серьёзный разговор.

Я не привык решать производственные вопросы в домашней обстановке, тем более – с незнакомыми людьми, но незваного гостя почему-то не выставил. И тот поведал мне о главной, по его мнению, проблеме на базе, а именно о нехватке транспорта и сказал, что знает, как её можно решить. К тому времени я уже неплохо разбирался в людях, и сразу понял, что проблема с транспортом заботит его меньше всего, а пришёл он решать личный вопрос. Так впоследствии и оказалось.

В Советском Союзе лидером среди грузовых автоперевозчиков было управление «Совтрансавто». Впрочем, оно работает и поныне.

Так вот, по словам моего гостя, машины «Совтрансавто», работающие на международных перевозках,  после определённого пробега списываются  на внутрисоюзные линии, где успешно эксплуатируются ещё долгие годы. Вот такой тягач с фурой и нужно было у «Совтрансавто» купить, а за руль посадить моего позднего визитёра. Ещё я узнал, что он уже побывал в Москве, где ему дали понять, что обсуждение данного вопроса — не его уровень. А поскольку прежний директор, мой предшественник, вопросом не заинтересовался, то эта многообещающая операция закончилась, можно сказать, не успев начаться.

Приступив к исполнению обязанностей на новом месте, я уяснил, что вопрос с транспортом находится в третьем ряду проблем, требующих безотлагательного решения.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 1 комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

Слово «торгаш» носит некоторый пренебрежительный, негативный оттенок, подразумевая человека, сущность которого определяется поговоркой «Не обманешь – не продашь». Сегодня, занимаясь торговлей антиквариатом, предметами искусства и просто старьём, я частенько задумываюсь об этической стороне этой деятельности. Не секрет, что разница между честным торговцем и торгашом-жуликом достаточно размыта.

Приходит ко мне человек и говорит, что мой коллега, приёмщик из другого магазина его обманул, предложив за фарфоровую фигурку слишком маленькую цену. И где тут обман?- спрашиваю продающего фигурку,- приёмщик предложил вам деньги, которые он может заплатить, ваше право – согласиться с этой ценой, или назвать свою, или вообще отказаться от продолжения разговора.

Вся клиентура моего магазина, я сейчас говорю не о покупателях, а о продавцах, расположена между двумя условными полярно противоположными индивидуумами.

Первый приносит, допустим, мятое серебряное колечко и думает, что обладает сокровищем, продав которое, он надолго решит свои материальные проблемы. Он заранее готов к тому, что его сейчас будут обманывать. Если ему назвать реальную стоимость колечка, он убедится в обоснованности своих опасений и со словами «Вы меня совсем за дурака держите, это же серебро!» гневно удалится. Такого клиента я распознаю практически с порога и говорю ему, что он владеет дорогой вещью, за которую я просто не могу предложить настоящую цену. В его глазах я сразу начинаю выглядеть честным, а главное, понимающим специалистом. Уходя, он думает: «Вот человек, который может определить истинную ценность вещи. А ещё говорят, что все торгаши жулики».

Второй приносит, скажем, невзрачную картонку, на которой масляными красками изображён домик в тени старого дуба и просматривается подпись известного художника. Клиент говорит, что в живописи не разбирается, что картинка досталась ему от мамы, что жене она кажется очень мрачной, а сына кроме компьютера вообще ничего не интересует. Он принёс её сюда, только чтобы не выбрасывать, и цену обозначает двумя словами: «Сколько дадите». Такой человек достоин серьёзного разговора. Ему я объясняю, что сразу могу дать, допустим, пятьдесят евро, если он готов ждать, то цена может возрасти двукратно, что в столице он может выручить за неё ещё больше, но настоящую сумму он сможет получить, если картину удастся пристроить на аукцион. Довольный, он уносит в кармане совершенно нежданные 50.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 1 комментарий

Записки антикварщика. Продолжение

Я обещал рассказать странную на первый взгляд историю о том, как, оставив должность начальника Лиепайского Трамвайного Управления, стал директором овощной базы, полное название которой звучало так: Рознично – Оптовое Предприятие (РОП) «Лиепаяплодовощ».

Для меня до сих пор Трамвайное управление – это как первая любовь. Нет, не та девочка,  сидевшая на второй парте у окна, и завитки волос на тонкой шейке которой отвлекали тебя от усвоения школьной программы, а опытная женщина, которая произвела тебя, глупыша, в Мужчины, и которую ты запомнил на всю жизнь. И при воспоминании о которой надеешься, что и она там, далеко, тоже помнит тебя. И сегодня, проезжая мимо трамвайного депо, я почти физически ощущаю какие-то таинственные ниточки, связывающие меня с этим предприятием. Видимо, трамвайщиков бывших не бывает.

Вот эту принадлежность, прошу прощения за высокопарность, к трамвайному братству, я ощутил в полной мере в 1982 году во время празднования 100-летия рижского трамвая, на которое были приглашены и съехались трамвайщики со всего Союза. Я был сам и свидетелем, и участником трогательных сцен встречи коллег, знакомых лично или по деловой переписке.

И, тем не менее, отдав лиепайскому трамваю 7 лет трудового стажа, я как-то понял, что этот этап в моей жизни завершён. При этом у меня не было никакого комплекса вины, ощущения, что я бегу от трудностей. Жалко было расставаться с людьми, вместе с которыми было немало сделано: ликвидирован одноколейный участок пути, освоены эксплуатация и обслуживание нового подвижного состава. Трамвай исправно перевозил больше миллиона горожан в месяц. А в конторе стояло переходящее Красное знамя за первое место в социалистическом соревновании среди предприятий коммунального хозяйства.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 1 комментарий