Архив рубрики: Без рубрики

Об отравителях

Во всей этой истории с Навальным единственный вопрос, на который нет вразумительного ответа: ради чего Россия позволяет ставить себя в унизительное положение?

Все её официальные заявления, похожие на просьбы, сводятся к предложению – создать совместную комиссию, чтобы выявить истину. Как же! Позволят американцы немцам войти в такую комиссию! Не для выявления истины затевалась провокация.

А истина вот она.

Тщательные проверки, проведённые тремя лабораториями России с использованием самой современной аппаратуры, не выявили в организме пострадавшего токсичных веществ. Исследования крови, мочи, всех этих мазков и соскобов дали отрицательный результат. До отправки Навального в Германию отравления не было. Это факт.

Тем не менее, независимые лаборатории Швеции и Франции в биоматериалах, переданных им Германией, следы яда нашли.

Что же получается? Навального отравили уже в Германии? Ну так, чуть-чуть, чтобы и «Новичок» был обнаружен, и борец с коррупцией не издох. Но рассчитать и применить такую дозу отравляющего вещества и реакцию на него конкретного организма невозможно.

Как же тогда обнаружили яд шведы и французы? Ведь обнаружили! Это как раз понятно. Непонятно, почему немцы ограничились приглашением специалистов только из Швеции и Франции. Список мог выглядеть гораздо внушительнее с привлечением, скажем, военных медиков Украины.

Сейчас, якобы, Навальный просится на родину, кому он нужен на Западе?

Думаю, властям России надо отбросить всяческие оправдания, которые ни на кого не действуют, и проявить, наконец, твёрдость. Впустить этого деятеля в Россию при соблюдении одного условия: он даёт согласие на повторную проверку наличия отравляющих веществ в организме. Ни на трусах, ни в бутылке, а в организме.

А нет – лишить гражданства, развернуть его на границе и объявить персоной нон грата в России. Пусть займётся коррупцией в ЕС.

Рубрика: Без рубрики | Добавить комментарий

Инвестор

Подарили дети Василию Кондратычу на День рождения мобильный телефон. Да не простой, а этот… Сенсорный. Как его, чёрт… Смартфон! Дорогой поди.

Кондратыч, чтобы не огорчать детей, старательно изображал радость на лице. Оглядывая подарок со всех сторон, цокал языком, гладил блестящий экран, даже зачем-то понюхал. От телефона деликатно пахло новой вещью. Дети довольно улыбались.

Нахрена он ему? Звонить? Так звонить можно и с обычного – вон он, на тумбочке в прихожей. Сорок лет исправно служит, и ещё столько же прослужит. Только звонок надо погромче сделать, а то последнее время ослабел что ли, из комнаты не слыхать. А тут – смартфон, едрёна медь!

Сын стал увлечённо рассказывать о преимуществах мобильного телефона, главное из которых – возможность всегда носить с собой. «Сам можешь позвонить когда надо, и до тебя, допустим, мама в любой момент может дозвониться» — убеждал он. «Это тебе она мама» — подумал Кондратыч и представил, как жена звонит ему в лодку во время рыбалки. И так захотелось ему послать сына вместе с его этим смартфоном! Насилу удержался. Но продолжал вежливо слушать, хотя мало что понимал.

Понял только, что для звонка надо нажимать на экране цифры. Кондратыч привык, нажав любую кнопку, чувствовать, как кнопка, уступая давлению, продавливается. На пульте мартеновской печи, например, было десять кнопок, с помощью которых открывались и закрывались завалочные окна при загрузке металлолома. Больше двадцати лет работы сталеваром жал Кондратыч те кнопки. Логично было, не почувствовав пальцем реакции кнопки, усилить нажим, что в данной ситуации вызывало беспокойство сына. «Ну что ты давишь со всей дури! – волновался он, — сломаешь экран. Цифры реагируют не на нажатие, а на касание».

Вот всё у них не как у людей! Китайцы… Кроме всего прочего, цифры были маленькие, а пальцы у Кондратыча большие, отечественные. Как правило, набирая номер, он касался сразу двух цифр. Какую их них выбрать решал уже сам телефон и, конечно же, выбирал не ту, что задумал хозяин. Пока Кондратыч обдумывал дальнейшие действия, экран угасал, и рассмотреть изображение на нём не было никакой возможности. Пытаясь восстановить яркость, он включал камеру, и всё, сказанное им в этот момент, телефон добросовестно фиксировал, сука!

С приёмом вызова тоже было не всё гладко – то дед звонка не услышит, то слишком долго водит пальцем по экрану, который с неохотой воспринимал касания его заскорузлой кожи, а когда наконец воспринимал, сигнал умолкал, и звонок переходил в категорию непринятых вызовов. Ну?

И вот на третьей неделе запутанных отношений неопытного абонента с его новым телефоном раздался звонок. Раздался, как водится, в самый неподходящий момент, когда Василий Кондратыч чистил на кухне селёдку. Пока он мыл руки, пока сперва искал аппарат, потом очки, была надежда, что звонившему надоест долгое ожидание ответа. Но телефон упорно продолжал наигрывать футбольный марш. Кондратыч взял трубку, прицелился и с первого раза попал в зелёный кружок. Потом, как учили, провёл пальцем вверх, поднёс трубку к уху и сказал: «Алё».

— Добрый день! — радостным голосом отозвался телефон, – я являюсь представителем инвестиционной компании «Альтаир инвестментс», которая в этом году отмечает десятилетний юбилей безупречной работы на мировых финансовых рынках. Мы помогаем своим клиентам вкладывать деньги в высокодоходные активы – акции ведущих компаний мира, а также во фьючерные контракты на поставку нефти, газа и редкоземельных металлов. Мы предлагаем вам сотрудничество.

— А? – спросил дед, мысли которого были заняты вопросом, чем заправить селёдку.

— Я говорю, вы сможете заработать денег, абсолютно исключая традиционные риски, характерные при работе на бирже, поскольку наша компания имеет дело только с надёжными партнёрами, ликвидность акций которых постоянно растёт.

— Генка, ты что ли? – спросил Кондратыч.

Генкой звали соседа Василия Кондратыча, молодого весёлого парня из соседнего подъезда, с которым они иногда обсуждали футбольные новости. Тот, если звонил Кондратычу, то любой разговор начинал с шуточек-прибауточек. То на полном серьёзе скажет: «С вами будет разговаривать владелец клуба «Челси» Роман Абрамович. Соединяю», то – «Выигрыш вашей ставки на тотализаторе составил полтора миллиона долларов. Укажите, куда можно перечислить означенную сумму».

— Нет, — строго ответил звонивший, — не Генка. Компания «Альтаир инвестментс». Если вас заинтересовало предложение, вам необходимо заключить с нами договор с указанием счёта в банке, на который мы будем перечислять вам деньги.

— Какое предложение?

— Вы счёт помните? – заметно раздражаясь спросил звонивший.

— Из ума, слава Богу, не выжил, — обиделся Василий Кондратыч, такое разве забудешь, помню, конечно. Два-один. Наши проиграли. Судья не засчитал два пенальти в те ворота. Да что я рассказываю, ты и сам наверно видел. Чистые пенальти! Особенно второй. Я не знаю, может теперь завалить игрока руками в штрафной…

— Простите, как вас зовут, — вклинился звонивший.

— Зовут меня Василий Кондратыч. Мать хотела назвать Семёном в честь Будённого, она лошадей любила, у неё бабка из цыган, а отец на Василии настоял — в честь основателя «Спартака» Николая Старостина. Это у нас – семейное. Отец за «Спартак» болел, я болею, дети вот тоже. Слышь, младшему внуку три года, а он…

— Василий Кондратьевич, я полностью разделяю ваше пристрастие к этому клубу, но сейчас хотел бы поговорить о другом.

— О «Зените» что ли? Так там всё ясно, и говорить не о чем. Газпром тащит твой «Зенит» в чемпионы. Или ты думаешь, что судьи…

— Слушай, отец, тебе деньги нужны? – уже как-то по-змеиному прошипел собеседник, — или ты доволен пенсией?

— Знаешь, в принципе, нам со старухой хватает. Тем более, что на футбол я хожу бесплатно, —  Кондратыча плотно заклинило на футболе, — у Генки родственник на стадионе работает по хозяйству, за газоном следит, так он нам пропуска выправил служебные. Вот ты болеешь за «Зенит», я – за «Спартак» и оба – за сборную. Так? А она не даёт результатов. А откуда, скажи, им взяться, результатам этим, если нету классных игроков. Да на те деньги, что клубы тратят на иностранцев, можно было бы из своих пацанов вырастить футболистов почище всех этих рональдов. Или думаешь, талантов не хватает? Это у нас-то? Тут я с тобой не согласный. У меня под окнами детвора с мячиком возится, так один из них, рыжий такой, сын дворничихи, ну просто чудеса творит. Вот оно, будущее нашего футбола. Но, опять же… Генкин родственник рассказывал, что попасть в детскую команду тоже не просто. Богатые папаши, что привели своих жирных ублюдков в секцию, платят тренеру, если тот заявляет тех на игру и выпускает на поле. А не выпускает, так и не платят. Как думаешь, может дворничиха платить тренеру? Может? Нет, ты скажи, может?

Ответа от собеседника не последовало.

-Алё! Алё! – взывал Кондратыч. Но трубка молчала. И он понял, что последние пару минут говорил сам с собой. Ненадёжная всё же связь у этих смартфонов. Старый телефон себе такого не позволял. Вот чего от него хотел этот зенитовец?

Дед подавил в себе желание хлопнуть телефоном об стол, вздохнул и пошёл на кухню, возвращаясь к мыслям, чем ему заправить селёдку.

Рубрика: Проза | 1 комментарий

Дача

Надумал Василий Кондратыч дачу продать.

Участок он получил от родного предприятия лет сорок назад, не меньше. Участок замечательный – между лесом и озером, и соседи хорошие — свои, заводские. Лес небольшой, но настоящий – с косулями и зайцами, с грибами и черникой, а озеро с рыбой. Продавать было жалко — за эти годы столько сил и средств было вложено сюда, не передать словами. На чуть заметном склоне стоял полутораэтажный домик с буржуйкой и дымом из трубы. В пристроенном сарайчике верстак, рыболовные снасти, тачка и всякие тяпки – грабли, слева от дорожки, ведущей к дому, фруктовый садик, справа несколько грядок огорода, парничок 3х2, за домом гордость и отрада жены – роскошный цветник. У пристани старенькая деревянная лодка.

Но последнее время стал замечать Кондратыч, что хозяйство начало ветшать, что ли. Парничок покосился, сад дичал, крыша дома в сильный дождь подтекала, а лодку не смолили уже несколько лет. Силы у деда были уже не те, чтобы по крышам лазить, а жену донимал проклятый радикулит. Сыновья хоть в помощи не отказывали, но и большого интереса к даче не проявляли. А всякий раз обращаться по мелочам не хотелось – у них своих дел невпроворот.

Главным препятствием на пути к реализации задуманного была жена, которая жизни не мыслила без земли. К концу февраля, солнышко ещё путём не пригрело, а у неё уже на подоконниках городской квартиры появлялись первые всходы рассады.

Всю зиму уговаривал её дед. Уговаривал, уговаривал и уговорил. Да и то верно, продавать надо сейчас, пока всё окончательно не развалилось, и можно было ещё получить какие-то деньги. Бабке надоело его нытьё, плюнула она и согласилась. Тем более, что муж обещал обустроить ей на лоджии зимний сад с бонсаем, сакурой и икебаной, япона их мать вовсе!

Читать дальше…

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Записки антикварщика

Уважаемые читатели!

Одно из самых объёмных произведений, расположенных на страницах нашей газеты, а именно, «Записки антикварщика» публиковалось в процессе создания. Поэтому первая глава оказалась внизу, а вторая и последующие – выше. Таким образом, если представить текст на бумаге, то, открыв книгу, читатель был бы вынужден начать чтение с последней главы. И он, этот читатель, совершенно справедливо решил бы, что, либо работники типографии при вёрстке были под воздействием спиртосодержащих напитков, либо автор отсутствие таланта пытается в высшей степени убого компенсировать за счёт оригинального, по его мнению, приёма.

Сегодня мы исправляем создавшееся положение и публикуем Записки в надлежащем виде.

Читателю, который до сих пор не осчастливил себя ознакомлением с названным произведением и только собирается это сделать, мы искренне завидуем – у него так много удовольствия впереди!

Быть может, найдутся те, которые захотят вернуться к уже прочитанному ранее тексту и перечитать его – мир полон людьми со странностями. Например, говорят, есть субъекты, употребляющие Кока Колу вовнутрь.

Кроме того, мы оставляем за собой право при появлении новых материалов дополнить «Записки антикварщика» соответственно новой главой.

С уважением, ваш распальцовщик.

 

Читать дальше…

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Контрасты. Эпилог

Самая распространённая строчка из типового школьного сочинения 50-60-х годов на тему «Как я провёл лето»: «Усталые, но довольные, возвращались ребята домой». Что делать, штампами грешили литераторы всех времён. Речь шла о пионерах, побывавших в познавательном походе, в котором они научились каким-то полезным вещам, ну я не знаю, отличать ужа от гадюки, распознавать грибы, разводить костёр, печь в золе картошку. Рассчитывая на хорошую оценку за сочинение, неразумно было рассказывать о высыпанных в костёр винтовочных патронах, которых в послевоенных лесах Латвии было больше, чем грибов. То есть, нашими учителями воспитывалась в подопечных наряду с хорошим вкусом такое понятие, как внутренняя цензура, напрочь утраченная современными творцами.

В память о моей преподавательнице русского языка: усталые, но довольные, возвращались пенсионеры домой. Светлая ей память.

Вы заметили, как с возрастом меняется отношение человека к действительности? Если в детстве для него всё ново и непознано, если в этом возрасте он знакомится с жизнью во всех проявлениях, накапливает информацию, осваивает навыки, определяет опасности, границы своего влияния, учится общению и прочее, и прочее, то взрослея, а уж, тем более, старея, как правило, утрачивает эту тягу к познанию нового – фильмы не смотрит, а пересматривает, книги не читает, а перечитывает.

У детей превалирует потребность к действию, им чужда созерцательность. Они, конечно, могут понять красоту открывшейся панорамы, но не в состоянии ей любоваться. А увиденный и оценённый взрослым человеком, скажем, какой-нибудь архитектурный объект, бережно встроенный в природный ландшафт, может и вовсе оставить ребёнка равнодушным.

Так вот. За десять дней поездки в Россию мы насозерцались всласть и налюбовались на пять лет вперёд. Никто нас не тормошил, внуков с нами не было.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 1 комментарий

Контрасты. Продолжение

Как было обещано, криминальная история, рассказанная смотрительницей одного из залов картинной галереи. Кстати, сюжет, посвященный этой истории, был даже показан в своё время по центральному ТВ.

В один из непогожих осенних вечеров, что-то за час до закрытия музея, когда посетителей, которых было за день и так немного, не осталось совсем, выставку посетили мужчина и женщина, судя по виду, семейная пара. Они довольно невнимательно прошли часть экспозиции, и примерно на половине осмотра даме стало плохо. Мужчина засуетился, достал какие-то таблетки, попросил принести воды, стал вызывать неотложку. Вокруг несчастной участливо собрались служительницы всех залов – залы всё равно были пусты, и присматривать там было не за кем. Кто-то подложил под голову бедняжки подушку со стула, кто-то принёс стакан воды.

Медики приехали быстро, на обоих белые марлевые повязки. Один с носилками, другой с чемоданчиком. Через лежащую на полу они переступили. Тот, что с чемоданчиком, ловко извлёк из него небольшой автомат, направил его на служительниц, согнал их в угол и объяснил, что четыре небольшие картины, которые они сейчас заберут, не стоят их жизней. Пока его коллега и «семейная пара» снимали со стен определённые картины, этот с автоматом, стоя в проёме входной двери, поглядывал в коридор. А за дверью, ни жива ни мертва, притаилась незамеченная бандитами одна из смотрительниц.

В конце операции, проведённой слаженно и споро, «больная» легла на носилки, в ногах у неё разместили четыре картины, укрыли всё это одеялом и унесли вниз. Потом со стороны микроавтобуса с красным крестом раздался свист. Охранявший смотрительниц опустил автомат и, указав им на настенные часы, приказал не шевелиться десять минут.

В женщине за дверями было больше ста килограмм – сидячая работа располагает к полноте. Когда она всем своим весом распахнула навстречу злоумышленнику тяжёлую старинную дверь, удар морёным дубом по голове злодея оказался настолько удачным, что на него отозвалась басовая струна в клавесине 17-го века. Сам «медик» со сползшей повязкой угомонился примерно там, где минуту назад красиво лежала участница налёта. Таким образом, предупредивший не двигаться, утратил способность к передвижению сам.

А его автомат стукнул стволом в паркет и, завертевшись, уехал в сторону перепуганных работниц галереи. Рассказывающая эту историю разрешила мне потрогать вмятину на одной из плашек паркета, ставшую с того случая достопримечательностью галереи. Я послушно сунул палец в ямку. Скольжение автомата остановила, наступив на него тапком, одна из служительниц. В этом мире нет ничего случайного. Той, что подняла с пола автомат, оказалась чемпионка СССР по стендовой стрельбе 1981 года Галина Феофанова.

Проигнорировав предупреждение бандита о десятиминутной неподвижности, женщины пришли в движение. Они раскрыли створки окна. Со второго этажа машина скорой помощи была как на ладони. Ровно два одиночных выстрела понадобились экс-чемпионке, чтобы пробить правые колёса машины – переднее и заднее.

И всё было бы хорошо, если бы мои доверчивые читатели не поверили во всю эту белиберду в стиле экшн – плод буйной фантазии вашего легкомысленного автора.

Простите меня, я больше не буду.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 1 комментарий

Контрасты. Продолжение

Если сын, используя два свободных дня, образовавшихся среди рабочей недели, взял на себя роль экскурсовода, поводил папу и маму по городу, показал нам недорогую аптеку, импровизированный предрождественский базарчик, экзотическую забегаловку с настоящей азиатской кухней, торговый комплекс, который, думаю, различим из космоса, и тому подобное, то мы показали сыну картинную галерею.

О наличии этой галереи сын, по его словам, знал, что, безусловно, характеризует его как человека культурного. Культурного — в широком смысле этого слова. То есть, не того, который держит вилку в левой руке, бесшумно реагирует на выпитое шампанское и практически не матерится в обществе дам, а, кроме всего, обогащён духовно, воспитан нравственно и эстетически. Трудно переценить роль воспитателя в формировании личности воспитуемого. Это я уже о себе.

Так вот, думаю, сын не кривил душой, и то, что картины во Владимире в принципе должны быть, он подозревал. Может быть даже предполагал, что имеется место, где они сконцентрированы. Допускаю, что ему знакомо слово «галерея». Но выкроить за три года проживания здесь пару часов на её посещение всё как-то не получалось. Всякий раз, когда приходилось выбирать между картинной галереей и строительным магазином, выбор делался в пользу магазина.

Что делает любой русский человек, прочитав расположенную у дверей табличку, гласящую, что сегодня по случаю выходного дня двери эти заперты? Правильно. Он берётся за ручку двери и пытается их открыть, причём делает это со значительным усилием, используя оба возможных варианта – на себя и от себя. И только совершив это совершенно безумное действие, успокаивается. Именно всё это я проделал в понедельник со входными дверями Палаты присутственных мест.

Старорежимная терминология здесь оправдана тем, что это длинное трёхэтажное здание в классическом стиле с колоннадой было построено в конце 18 века и предназначалось для губернского правления. В советский период здесь тоже находились различные административные учреждения. В 1993 году Палаты были отданы в распоряжение музея с официальным  названием Владимирско-Суздальский музей-заповедник, на втором этаже которого теперь и располагается картинная галерея. Её мы посетили спустя пару дней после первой неудачной попытки, и теперь уже втроём.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Контрасты. Продолжение

Начальство фирмы, в штате которой числился наш сын, вошло в положение своего сотрудника, к которому приехали родители, и великодушно предоставило ему среди рабочей недели два свободных дня, кои и провели мы вместе не только удовольствия ради, но и пользы для.

Во-первых, мы получили живое общение, которого нам так не хватало всё это время.

Во-вторых, нам предстояло выполнить некоторые формальности, связанные с визами, отметить какие-то бланки, выданные нам на границе и свидетельствующие о том, что мы посетили город Владимир в качестве туристов, а не оборонное предприятие в качестве шпионов. Для чего пришлось искать место, где бы нам  сняли копии паспортов и прочее.

В-третьих, надо было закупить гостинцев для детей и внуков, что ждали нас дома и отравы для вредителей, что ждали нас в саду на даче. Тащить ядохимикаты через границу – это ли не глупость?- воскликнет неопытный читатель и будет неправ. Суть в том, что выпуск и продажа этой продукции согласно европейским директивам в Латвии запрещены, а, стало быть, деяние наше уже называется не глупостью, а преступлением и подпадает под статью о контрабанде. Отягчает нашу вину то, что мы пошли на дело совершенно сознательно, отдавая себе отчёт в том, что ввозя всё это пестицидство, мы подвергаем опасности здоровье жителей ЕС и понимая, что травить население позволено лишь с помощью ГМО и известных добавок в пищевые продукты и только концернам под всемирно известными брендами.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 2 комментария

Контрасты. Продолжение

Если вы ограничены во времени, отведённом на знакомство с городом Владимир, а составить о нём мнение вам необходимо, достаточно от Золотых Ворот подняться по чётной стороне улицы Большая Московская, обозначенной на вывесках как «Б.Московская» до Соборной площади и вернуться обратно уже по нечётной стороне.

Пройдя этим маршрутом, вам представится возможность обойти закоулки Старого города с его забавными бронзовыми фигурами, посетить выставочный комплекс, зайти в музеи и музейчики, антикварные и сувенирные лавчонки, увидеть Успенский собор, старинное внушительное здание с колонами и странным названием «Палаты присутственных мест», поболтаться по большому комплексу «Торговые ряды», прицениться к товарам в салонах «Гусь Хрустальный» и «Кольчугинский мельхиор», а также, в зависимости от времени суток, позавтракать, пообедать или поужинать в многочисленных кафешках, пельменных и ресторанах.

Дело было в понедельник, который, как известно, день тяжёлый, и в который не рекомендуются любые серьёзные начинания. Именно в понедельник мы с женой и начали своё знакомство с городом. И почти сразу убедились в мудрости народного поверья.

У всех музеев понедельник, как оказалось, является выходным днём, кроме тех, которые называют себя музеями для солидности, а на самом деле являются торговыми точками. Так что, в тех местах, которые вызывали у нас наибольший интерес, нас как раз и не ждали.

Повезло с Успенским собором. Подойдя к закрытому центральному входу, мы прочитали расписание служб и время работы. Понедельник числился днём уборки, в подтверждение чего на газоне против уже боковых дверей старушка выбивала половики. У самих дверей стояла небольшая группа, как потом выяснилось, паломников. Основную часть приезжих составляли женщины. Во главе был, как мы поняли, молоденький священник с юношеской бородкой на лице. Для них сделали исключение, пропустив в неурочное время в храм. Вместе с ними, осенив себя крестом, прошли и мы.

Вы хочите обещанных контрастов? Их есть у нас!

 

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 1 комментарий

Контрасты. Продолжение

На следующее после приезда утро мы, выспавшиеся и отдохнувшие от дороги, не спеша позавтракали и поехали знакомиться с городом. Дети не были нам помощниками, у них был рядовой рабочий день. В качестве отправной точки для прогулки мы решили выбрать исторический центр Владимира – Золотые ворота, фрагмент комплекса защитных сооружений города, которым больше 800 лет.

До них было около двадцати минут на троллейбусе, а первое, что я увидел, поднявшись вслед за женой в салон грязной раздрызганной машины, была кондукторша, облачённая, как епископ, в фиолетовую форменную рясу поверх штатской куртки. Наличие кондуктора, как такового, стало очередным сюрпризом. Я-то думал, что этот подвид Homo Sapiensa в ходе эволюции давно вымер.

Мысль изреченная есть ложь. Ни о каких кондукторах я, конечно же, не думал, мыслитель. Думать больше не о чем. Правильнее будет сказать – я не подозревал об их существовании, вот. Наличие кондуктора неожиданно вызвало какое-то тёплое чувство, рождённое воспоминаниями о далёком, и как теперь казалось, безмятежном прошлом.

Я посмотрел на кондукторшу с нежностью, кондукторша на меня – с подозрением.

— Оплачиваем проезд,- закричала она, обратив взгляд куда-то в потолок и пытаясь перекрыть грохочущий где-то под полом компрессор.

Правда, к моему разочарованию, получив деньги, билет не оторвала. Вместо  комплекта разноцветных рулончиков на груди дамы (кто помнит) висел миниатюрный кассовый аппаратик, выдающий чеки.

Сказать, что троллейбус тронулся, не сказать ничего. Троллейбус сорвался с места. Я, увлечённый вознёй с кошельком, улетел бы в хвост салона, если бы не юноша сзади. Судя по тому, с какой силой он вцепился в поручень, парень был аборигеном.  Это и спасло нас обоих. Через мгновение, не успев путём разогнаться, троллейбус затормозил на светофоре. Буквально встал, как вкопанный. Для меня, занятого в тот момент извинениями перед молодым человеком, это снова стало неожиданностью. Стойкость русской женщины была воспета ещё поэтом Некрасовым. Моему столкновению с пассажиркой, что стояла впереди, позавидовал бы хоккеист Овечкин, который недавно похожим силовым приёмом срубил игрока «Монреаля» Джонатана Друэна. Страшно представить, чем бы и где закончилась моя первая поездка на общественном транспорте города Владимира, если бы не девочка, с тревогой наблюдавшая за моими стремительными перемещениями по салону. Она жертвенно уступила мне место рядом с уже сидевшей женой. Дожил.

Впоследствии мы не раз пользовались услугами троллейбусов, но я так и не понял, с чем был связан импульсивный характер их движения — с темпераментом местных водителей или с конструктивными особенностями машин.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | 2 комментария