Пионерский лагерь в жизни Анастасии Вертинской и её семьи

Сегодня у нас в гостях известная артистка и, как оказалось, интересная рассказчица Анастасия Вертинская 

 

У нас с сестрой были две бонны. Мы чинно гуляли с ними поочерёдно в Пушкинском сквере и были воспитанными барышнями.

Но однажды, внимательно глядя на нас за обедом, папа сказал маме: «У меня такое впечатление, что мы воспитываем наших двух сте-е-гв не как советских гражданок». Это была роковая фраза, потому что нас отослали в пионерский лагерь.

У нас с Марианной было два чемодана – немецкие, из светлой кожи. Туда нам положили гамаши, рейтузы, боты, фуфаечки и платьица, платьица. Дали гору продуктов и отправили туда, где должны сделать из нас этих самых советских гражданок.

Я ничего не помню в этом лагере, кроме страшного чувства голода и ещё как мы ходили с Машей воровать хлеб ночью в столовую и как ели чернику в лесу. Вначале она отгоняла от меня комаров, потом я. Ещё помню чувство странной неловкости, когда на линейке пели «взвейтесь кострами синие ночи, мы пионеры дети рабочих».

Как было бы хорошо, думала я, если бы мой папа писал такие песни вместо песен про каких-то балерин, клоунов, пахнувших псиной, рафинированных женщин. Вот написал бы про детей рабочих, я бы была горда…

Когда мы приехали обратно, у нас был один фибровый чемодан на двоих и там было два предмета. Марианне принадлежала голубая застиранная майка, на которой было вышито «Коля К.», а мне чёрные сатиновые трусы с надписью «4-й отряд». Мы ввалились в дом, шмыгая носом, ругаясь матом, а перед нами стояли в шеренгу папа в праздничном костюме и бабочке, мама, две бонны и бабушка с пирогом.

Не поздоровавшись, не поцеловавшись, мы сказали: «Ну что стоите? Как обосравшийся отряд! Жрать давайте». Потом пошли на кухню и руками съели полкастрюли котлет, всё так же матерясь, пукая и рыгая.

Папа, как глава этого… отряда, тихо прошёл в кабинет и стыдливо закрыл за собой дверь, долго не выходил, потом впустил туда маму, и мы слышали мамины всхлипывания и папины строгие бормотания.

Но было поздно. Советская власть вошла в нас с сестрой с полной неотвратимостью. Мы стали полными бандитками.

И мы чесались. Бабушка обнаружила вшей. Нас замотали в керосиновые полотенца, но лагерные вши были на редкость живучи. Тогда нас обрили налысо и волосы сожгли.

Вшей вывели, но мы остались неуправляемыми оторвами. Когда нам купили велосипед, мы на даче ездили, держась за борт грузовика, без рук. Когда папе об этом доложили, у него чуть не случился сердечный приступ. Нас невозможно было остановить. Так на нас подействовал лагерь.

Рубрика: Наши гости | Добавить комментарий

Подслушанное

— Девушка! Девушка, простите, не подскажите, как правильно: декламатор или рикошет?

— Идиотизм.

— Спасибо.

Рубрика: Подслушанное | Добавить комментарий

Мама

У Василия Кондратыча вышел из строя компьютер. Аппарат ему пару лет назад подарил младший сын. Ну как – подарил? — отдал свой старый. Себе купил новый, с увеличенной памятью, что ли. Принёс, подключил, настроил, объяснил, что к чему.

И словно окошко в мир открылось перед стариками. Компьютер давал ответы на разные вопросы, даже на те, которые ему не задавали. Например, уверял, что пользователи упадут, узнав, какая на самом деле национальность Путина, что потеряют дар речи, узнав, кто убил Гагарина, Шукшина, Миронова и Евдокимова, рекомендовал присесть, прежде чем посмотреть, на кого похожи дети Алины Кабаевой, похолодеют от информации о реальном месте захоронения золота Третьего рейха. Мужикам компьютер предлагал снадобье, гарантирующее прибавку за месяц десяти сантиметров, женщинам – потерю за тот же срок двадцати килограммов, а тем и другим – уникальную возможность сказочного обогащения.

Через месяц, да меньше! — блуждания по интернету на лице Кондратыча появилась несвойственная ему ранее снисходительная улыбка, с которой он всю эту галиматью игнорировал, отдавая дань любимому футболу. Теперь он мог получать самые горячие новости чемпионатов с участием европейских грандов, быть в курсе трансферной политики известных клубов, пересматривать голы любимых игроков и даже участвовать в обсуждении новостей.

Жена, улучив момент, переключала компьютер на сериалы.

И вот он отказал. Попытки Василия Кондратыча с помощью детей осуществить перезапуск ни к чему не привели. Встал вопрос о ремонте. Генка, сосед из соседнего подъезда, посоветовал с известным салоном не связываться:

— Там, — говорит, — с таким старьём возиться не станут, только деньги за диагностику возьмут. Отнеси своего бронтозавра в мастерскую, что рядом с почтой.

Так дед и сделал. В мастерской велели поставить компьютер на пол в углу, в кучу к другим таким же, обещали позвонить.

С неделю Кондратыч ждал звонка, измаялся весь. В понедельник, боясь показаться навязчивым, пошёл в мастерскую сам:

— Здравствуйте. Я вам тут компьютер сдавал в ремонт, монитор погас – я рассказывал. Вы обещали позвонить, не звоните. Могу я узнать причину?

Приёмщик, молодой парень с татуировкой, весело ответил:

— Мама сдохла.

Вот чёрт, — подумал Кондратыч, — как я не вовремя, у человека горе, а тут я со своей ерундой.

— Примите соболезнования, — горестно прошептал он, — вы меня извините, а, всё же, что с компьютером?

— Я же говорю, материнская плата накрылась, а замена времени требует – таких теперь не выпускают, каменный век. Ищем б/у по приемлемой цене. Потерпите, я позвоню.

Домой Василий Кондратыч шёл, напевая про себя на мотив «Жёлтой подводной лодки», услышанной там же в мастерской, переделанную им детскую присказку: «Мама сдохла, хвост облез, кто промолвит, тот и съест».

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Душевный стон

Уважаемые читатели нашей газеты!

Обращаюсь к вам с извинениями по поводу более чем месяца отсутствия на страницах «Двух пальцев» новых публикаций. Тут такое дело, решил ваш автор устроить себе летний отпуск, и убедился в незыблемости правила, согласно которому, бросить любое регулярное занятие гораздо проще, чем возобновить его. И литература тут не является исключением.

Муза, отпущенная на период отпуска, дама капризная и непостоянная, к оговоренному сроку не вернулась, болтается неизвестно где, на связь не выходит. Что делать, ума не приложу. Чем их там приманивали, этих муз, в Древней Греции? Может, надо принести какую жертву? Опять же, какую? Овцу зарезать? Из всех овец у меня только кошка. Сижу весь в сомнениях, как бы так не вышло, что и муза не явилась, и с Маськой как-то нехорошо получилось.

Да и жалко скотину, не музу — кошку. И вообще, надо сказать, приносить жертвы – не мой удел. Например, предпринятая в своё время попытка заняться рыбалкой была оставлена мной в момент необходимости принести в жертву новому увлечению дождевого червяка. Процесс насадки на крючок невинной твари пробудил в душе чувство сострадания. Любой, для кого слово «геморрой» не просто звук, поймёт меня.

И вообще, есть ли на свете музы или это досужий вымысел неудачников, возомнивших себя творцами? Нет, ну как же! Родиной муз считается Древняя Греция, правильно? А колыбель цивилизации – это вам не хрен собачий. И, тем не менее, надо признать, с этими музами греки сильно недоработали. Как известно, количественный состав особей, наделяющих кого попало вдохновением – девять. Это сёстры златокудрого бога Аполлона, с которыми он под чарующую музыку водит свои хороводы.

А вот давайте перечислим их, коли на то пошло. Итак: Каллиопа – муза эпической поэзии, Клио – муза истории, Мельпомена – трагедии, Талия – комедии, Полигимния – священных гимнов, Терпсихора – танцев, Эвтерпа – поэзии и лирики, Эрато – любовной поэзии, Урания – науки. Никого не забыл? Нет, всё правильно, девять.

Представляете, из девяти — три отвечают за разные направления в поэзии (треть!), и ни одной, которая курировала бы прозу. А всё то, что ваш автор наваял в рубрике «Стихи», никакого отношения к Поэзии не имеет, ни к лирической, ни к любовной, ни, тем более, к эпической. В чём не трудно убедиться.

Можно только завидовать античным авторам, слагавшим свои элегии с помощью гекзаметра — это такой шестистопный стих. Известный своим оптимизмом стишок «Наша Таня громко плачет» с жизнеутверждающим финалом, скажем, у старины нашего Гомера, выглядел бы как трагедия:

 

Тягостный вой оглашает окрестность реки безымянной.

Бьётся в рыданиях дева младая по имени Таня.

Горькие слёзы текут по ланитам горюющей девы.

Мяч упустила в поток быстротечный раззява.

К синему морю уносится милая сердцу игрушка.

Толку с того, что сей мяч нипочём не утонет?

 

Ладно, с поэзией и её музами разобрались. И, всё же, где та, что водила рукой гениальных Гюго и Достоевского, Чехова и Булгакова, Ремарка и Марининой? Я спрашиваю, где муза прозы? Нет ответа на этот вопрос, не существует такой музы.

Я вам вот что скажу, мои дорогие, только верность по отношению к вам, постоянным читателям «Двух пальцев», удерживает меня бросить это неблагодарное дело и уйти в услужение, скажем, Терпсихоре. Вертел бы, отставив ножку, в па-де-де девок на сцене Большого и горя не знал.

И что вам остаётся? Остаётся ждать озарений вашего покорного слуги и читать рубрику «Наши гости».

С искренними любовью, уважением и сочувствием к вам Распальцовщик.

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Прятки

Когда родился младший сын, старшему было восемь лет.

Сейчас, когда они стали взрослыми, эта разница в отношениях между ними особо не сказывается, а в детские годы и пара лет, вспоминаю свою школу, — разность существенная. Что говорить о восьми годах – просто пропасть.

К восьми годам у члена семьи уже прочно сформирован круг обязанностей, тогда как у новорожденного обязанность одна – дать знать о возникших неудобствах, допустим, о чувстве голода или мокрой пелёнке.

Мы с женой старались не слишком обременять старшего радением о младшем – всё же не он принимал решение о его появлении на свет. Другое дело, когда родители, уступая просьбам ребёнка о покупке щенка, объясняют ему, что отныне у него появляется дополнительная головная боль, в частности, регулярный выгул питомца.

Тем не менее, забот и у него прибавилось, хотя надзор за братом список получаемых от жизни удовольствий не пополнил. Не особо радовала и младшего брата опека со стороны старшего.

Характерный пример. Пошли мы втроём на футбол. Младшему четыре года, старшему, соответственно, двенадцать. Мы со старшим сидим на трибуне, младшему перипетии на поле не интересны, он внизу бегает вдоль барьера, я вполглаза поглядываю за ним. Погода прохладная.  Опасаясь, как бы малыш не замёрз, не хватало ещё, чтобы он тут простудился, посылаю старшего сына узнать, не холодно ли тому. «Ну что?» — спрашиваю. «Не холодно» — отвечает. Через некоторое время история повторяется. «Говорит, не холодно» — а в голосе замечаю уже раздражение. После третьей моей просьбы узнать о самочувствии младшего, спрашиваю у старшего, что братец ему сказал. «Он сказал: отстань».

Сблизить их, найти точки соприкосновения помогали всевозможные игры. Летом выручал пляж с мячом, купанием в море, строительством замков из песка. Зимой было сложнее — темнело рано, а возведению снежной бабы или игре в снежки погода благоприятствовала не всегда. Выручали домашние игры, самой популярной из которых были прятки. Компьютеры ещё не появились.

Три комнаты, кухня, ванная, прихожая с гардеробом – было где спрятаться. Из нас троих сложней всего приходилось мне. Я был самый большой, но, с другой стороны, и самый хитрый. Я, например, придумал такой приём, как его сам назвал, динамические прятки – в отличие от статических. Суть состояла в следующем: я прятался, допустим, за дверью в кухне, которая была в конце обычного маршрута и проверялась последней. Когда водящий, выйдя из туалета, где водил, и обыскав ванную, детскую со спальней, переходил в гостиную, я на цыпочках перебегал из кухни в уже осмотренную ванную, где в ванну и ложился. Водящий, внимательно осмотрев последнюю комнату, переходил в уже пустую кухню, и, обыскав её, становился в тупик. Большого папы нигде не было. Нигде!

Правда, этот приём работал только по отношению к старшему сыну. Младший действовал бессистемно и мог ту же ванную осмотреть несколько раз подряд. С ним мы больше играли в поддавки — видя его ноги, торчащие из-под штор, громогласно спрашивали у мамы, не знает ли она, куда подевался её младший сын. А из-за штор в это время доносились звуки восторга.

А по-настоящему спрятаться ему помогал я, когда засовывал его на полку в прихожей и прикрывал шапками и шарфами. А однажды спрятал так, что старший сын, трижды облазив всю квартиру, включая ту полку в прихожей, объявил, что сдаётся. Причём, спрятал на самом видном месте.

В центре большой комнаты стояла гладильная доска с ворохом приготовленного женой для глажки белья. Я бельё сунул в шкаф, на доску положил свернувшегося калачиком отпрыска и накрыл его смятой простынёй и каким-то полотенцем, приказав не шевелиться. Новая композиция по форме ничем не отличалась от предыдущей. Водящий многократно в своих поисках обошёл доску, заглядывал за диван, за шторы. Заглянуть под простыню ему и в голову не пришло – не блоху же он искал.

Тот случай мы вспоминаем до сих пор. А я тихонько им горжусь. Ребёнка обманул. Нашёл, чем гордиться.

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Памятник как средство

Для тех, кто не в курсе. В Риге, на левом берегу Даугавы расположен мемориальный комплекс, посвящённый освободителям Советской Латвии от немецко-фашистских захватчиков – это официальное название комплекса. В народе он известен как памятник Победы. Раз в год, а именно 9 мая, он становится местом массового паломничества жителей Латвии, в большинстве своём русскоязычных, с возложением к подножью цветов.

В настоящий момент решается вопрос о его демонтаже.

Вот мнения по этому поводу двух известных граждан Латвии.

Президент Латвии Эгил Левитс заявил, что памятник всегда был занозой в латышской душе, что место вокруг занозы начинает гнить, и что он не видит других возможностей, кроме как его снести.

Соотечественник Левитса, титулованный боксёр Майрис Бриедис назвал три причины, по которым памятник не нужно трогать прямо сейчас. Первая – для его демонтажа потребуются миллионы евро, которых у Латвии лишних нет. Вторая – такой шаг расколет латвийское общество. И третья – демонтаж монумента, вероятно, разозлит Россию. «Давайте подождём, пока всё успокоится» — предложил боксёр.

Выступил боксёр против раскола общества, на понимая, в отличие от президента, простой вещи: в обстановке мира и согласия никто не покупает противотанковые комплексы «Джевелин», производимые американской компанией «Локхид». А в той же Украине комплексы расходятся как горячие пирожки на Майдане. Правда, при этом немножко гибнут люди, но тут уж ничего не поделаешь, всякое хорошее дело имеет свою теневую сторону.

Рубрика: Злоба дня | 1 комментарий

Наши гости

Уважаемые читатели!

Предлагаем вашему вниманию публикацию в рубрике «Наши гости». Рискну предположить, что расположенные ниже произведения относятся к самому популярному в народе литературному жанру. Это анекдоты. Тема настолько обширна, что достойна глубокого исследования, фундаментального трактата, чего наше периодическое издание позволить себе не может. Ограничусь кратким вступлением.

 Последнее время анекдоты находят путь к сердцу ценителей юмора через печатные издания. Несмотря на это, продукт относится к творчеству устному – анекдот всё же должен быть рассказан, а не написан. И в силу этого, от рассказчика к рассказчику подвергается небольшим изменениям, добавляя в содержимое новых нюансов. Хотя, безусловно, есть случаи, когда, что называется, ни убавить, ни прибавить. Как пример – классический телефонный звонок в прачечную.

Встретить человека, умеющего рассказать анекдот – удача. Иметь такого человека в ближайшем круге своего общения – удача вдвойне. Но, этого мало. Важно, чтобы такой человек видел в вашем лице слушателя, способного по достоинству оценить рассказанное им. Здесь вступают в силу неуловимые флюиды, что-то сродни симпатии между мужчиной и женщиной. Я заметил, люди с обострённым чувством юмора тянутся друг к другу.

Однажды я рассказал соседке по даче услышанную где-то байку: «Это у вас смородина чёрная? – Нет, красная. – А почему она белая? – Потому, что зелёная». Рассчитывал вызвать у неё улыбку. Да, — озабоченно ответила соседка, — в этом году ягода зреет плохо – лето холодное.

Общение с человеком, лишённым чувства юмора, большой радости, возможно, и не доставит, но есть темы, которые не требуют наличия у собеседника этого чувства. Я прекрасно могу обсуждать с той соседкой, например, вопрос защиты черешни от скворцов.

Мучительно общение с человеком, ошибочно полагающим, что он обладает таким чувством. Рассказывая вам несмешной анекдот, он сам давится от смеха и ждёт от вас подобной реакции, абсолютно не удовлетворяясь вашей натянутой улыбкой. Не пытайтесь, в свою очередь, рассказать ему нечто смешное. Он перебивает вас вопросом: это анекдот? А услышав утвердительный ответ, начинает заливисто смеяться там, где ещё не смешно – не секрет, что весь юмор, вся соль каноничного анекдота таится в самом конце его, в идеале – в последнем слове.

Бытует деление анекдотов на приличные и неприличные. Исчерпывающую оценку такому делению дал Юрий Никулин, который сказал, что не бывает пошлых анекдотов, бывают несмешные. Безусловно, тактичный человек всегда знает границы дозволенного и никогда не расскажет в присутствие, допустим, детей того, что в этом возрасте слышать непозволительно. Но игнорировать остроумный анекдот только потому, что в нём присутствует слово «жопа», думаю, неправильно. А как ещё назвать ту часть тела, что располагается ниже поясницы, если это именно жопа? Тут, как говорится, из песни слова не выкинешь. И как быть с известными произведениями наших классиков – того же Пушкина или, тем более – Лермонтова? Они же применяли эти слова, писали их, читали вслух в своём кругу.

При выборе приведённых ниже анекдотов использовался один критерий – они нравятся вашему автору. Ваш автор считает их остроумными и надеется, что похожий отклик они найдут у вас. Плохо, что они не отвечают главному требованию жанра – их нельзя назвать свежими. Ещё предупреждаю, некоторые содержат так называемые нецензурные слова. Так что, лицам, не достигшим в ходе взросления 18 лет и воинствующим эстетам читать дальше не рекомендую.

 

Читать дальше…

Рубрика: Наши гости | 1 комментарий

Новая глава

Давным-давно, когда человеческая цивилизация ещё даже не подозревала о нависшей над ней угрозе пандемии, на страницах нашей газеты стал публиковаться роман с продолжениями. Роман по сути был автобиографией автора и назывался «Записки антикварщика». Последней главой означенного произведения стала глава под номером 20. Подразумевалось, что при появлении новых материалов или при всплытии в затухающей памяти автора старых, не упомянутых ранее, но заслуживающих упоминания, роман будет дополнен новой главой. Свидетелями рождения такой главы вы, уважаемые читатели, в настоящий момент и являетесь. Видимо, имеет смысл пояснить, что новая глава будет вставлена в роман не под номером 21, что выглядело бы логичным, а будет как бы вживлена в плоть произведения под номером 18, подвинув последние три.

Те из вас, которые романа не читали а также те, что читали, но могут позволить себе его перечесть, мало ли… Сделать это просто. Надо нажать курсором на выделенную фразу «Записки антикварщика».

Однако, вступление затянулось.

Итак.

 

Глава 18

 

Упомянув о старинном серебре, вынесенном неосмотрительной женщиной в мусорный контейнер, я решил, что в настоящих записках незаслуженно обойдена тема нахождения несметных богатств под землёй. Думаю, лет, этак, через много наши потомки-археологи будут с большим интересом разгребать современные свалки бытового мусора. Это под землёй. А под водой? Ладно, испанские галеоны, гружёные золотом, что покоятся на океанском дне, для нас не актуальны. И потом, эти богатства людьми утеряны.

Разговор же пойдёт о ценностях, спрятанных их владельцами сознательно: о замурованных в стены, о засунутых под пол, о закопанных в землю сундуках, шкатулках, свёртках с драгоценностями – о кладах.

Читать дальше…

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Сон

Приснился мне тут как-то сон. Вроде, сижу я в своём кабинете, заканчиваю статью в рубрику «Злоба дня» за подписью «Распальцовщик» — псевдоним такой, погоняло типа кликухи. Слышу, звонок входной двери. И входят ко мне четыре человека – трое мужчин и одна женщина, переодетая мужчиной – в военной форме, вооружённая револьвером.

— Мы, —  говорит старший, — к вам. И вот по какому поводу…

— Вы напрасно, господа, не разулись в прихожей, — перебиваю его, — жена только что помыла пол, вы его заляпали, а ламинат у меня китайский.

— Мы вам не господа, а kungi, — подаёт голос молодой человек, стоящий сзади.

— По какому делу вы пришли ко мне, говорите как можно скорее, я сейчас иду обедать.

— Дело в том, — заявляет старший, — что вы, по нашему мнению, в общем и целом, используете в своих политических статьях чрезмерный сарказм.

— Совершенно чрезмерный, — добавляет женщина, переодетая мужчиной, — такого нет даже у экс-президента Вайры Вике- Фрейберги, которая назвала свой народ злобным и завистливым.

— Возможно, — отвечаю. – Вероятно, дело в том, что Вайра Вике-Фрейберга образование получила в Канаде, а я в Советском Союзе. И позвольте мне самому решать, что писать и как писать!

— Это неописуемо! – снова встревает тот, что сзади.

— Вы, молодой человек, чепуху говорите, и возмутительнее всего то, что говорите её безапелляционно и уверенно. Ничего неописуемого в моих словах нет, в них здравый смысл и обычная жизненная опытность.

Тут женщина вытаскивает из-под портупеи три журнала с радугой на обложке и говорит:

— В таком случае предлагаю вам купить журналы ЛГБТ в поддержку лиц нетрадиционной сексуальной ориентации в Белоруссии по два евро за штуку.

— Нет, — отвечаю, — не куплю.

— Но почему вы отказываетесь?

— Не хочу.

— Вы не сочувствуете гомосексуалистам Белоруссии? – спрашивает.

— Сочувствую.

— Денег жалко?

— Нет.

— Почему же тогда?

— Не хочу.

— Знаете, Распальцовщик, вас следовало бы арестовать, — заявляет она.

— За что же? – недоумеваю.

— Вы не любите Соединённые Штаты Америки.

— Да, — вздыхаю, — я не люблю Соединённые Штаты Америки. Вы позволите, kungi, у меня на кухне грибной жульен стынет — я придерживаюсь мнения, что мало-мальски уважающий себя человек оперирует закусками горячими, а из горячих закусок это – первая. Когда-то её великолепно приготовляли в рижском кафе «Luna».

Рубрика: Проза | Добавить комментарий

Игра «Кто хочет стать миллионером»

Вопрос 1. (500 рублей)

В центре Европы идут боевые действия. Гибнут граждане Украины и России. Европейские страны в тревожном ожидании результатов навязанных им санкций. Вопрос: в каком доме третью неделю не умолкает радостный праздник? Варианты:

  1. Оранжевый дом
  2. Жёлтый дом
  3. Белый дом
  4. Зелёный дом

 

Вопрос 2. (1000 рублей)

В каком виде спорта участники соревнований используют клюшки? Варианты:

  1. Пляжный волейбол
  2. Шахматы
  3. Прыжки в воду
  4. Хоккей

 

Ну и так далее, вплоть до миллиона.

Рубрика: Жёлтые страницы | Добавить комментарий